Фото:
Фото:

По стопам Герострата и Геббельса

Политолог Владимир Абрамов прокомментировал для читателей «НьюсБалт» идею Литвы устроить Калининграду продовольственную блокаду.

Чем дольше занимаешься политической аналитикой, тем чаще кажется, что кадровый отбор на поприще публичной деятельности происходит по принципу негативной селекции. Те, кто имеет способности к производству материальных или духовных ценностей, реализуют свой потенциал, а в политику стремятся буйные несмешные клоуны с дефицитом головного мозга и переизбытком амбиций. Эти персонажи ради своей минуты славы готовы поджечь не только один храм, как известный Герострат, а предать огню все сооружения подряд.

 

Именно такую реакцию вызвали мудрые мысли экс-главы литовского Минсельхоза, а ныне депутата сейма от Союза Отечества – партии консерваторов Казиса Старкявичюса, озвученные этим персонажем накануне на заседании комитета литовского парламента по проблемам села. Донельзя возбуждённый тем, что клятые москали посмели ответить на санкции евроатлантического альянса, чем поставили в сложное положение в том числе и литовское село и пищевую индустрию, Старкявичюс призвал ввести продовольственную блокаду Калининградской области. Под предлогом борьбы с АЧС и распространением вредных растений. По мнению народного избранника, к этому мероприятию следует обязательно привлечь и соседнюю Польшу, да бы мероприятие было эффективнее.

 

Можно поздравить Литву с тем, что местной элите удалось вырастить собственного Жириновского (последний, напомним, так напугал политический истеблишмент Восточной Европы прогнозом о том, что «Прибалтика, Польша будут сметены», что глава МИД Польши Сикорски вызвал посла России в Варшаве Алексеева. – «НьюсБалт»). Хотя с идеями как-нибудь ущучить Россию, посредством блокады Калининграда, местные правые носятся уже четверть века. Ещё со времен «Саюдиса» подобного рода стратеги регулярно потчуют местную публику такими проектами. При этом до попыток реализации оных дело никогда не доходило. Может быть потому, что Устав ООН однозначно трактует всякого рода блокады, как форму агрессии. Что, в свою очередь, даёт право её жертве на использование всех средств для прекращения враждебной деятельности. Правящим кругам Литвы пока хватает разума понять, что никто не собирается устраивать Третью мировую войну ради удовлетворения патологической русофобии вильнюсского истеблишмента.

 

×41920/

Эксперт об идее блокады Калининграда: «Мальчики на побегушках спешат услужить хозяевам капиталов»

Конечно, российская сторона всегда способна выдвинуть встречные претензии к Литве. Достаточно денонсировать соглашения 1939 года о передаче Виленского края и решение Совмина СССР о включения Мемеля в состав Литвы. В конце концов, Литва считает себя жертвой советской оккупации. А какие могут быть договоры и соглашения с оккупантами? Никаких. Поэтому ситуация возвращается к состоянию на сентябрь 1939 года. В том числе и в вопросе о государственных границах. Заодно имеет смысл ускорить расширение объёмов подземного газохранилища под Зеленоградском, чтобы можно было в качестве ответного жеста перекрыть Литве поставки «голубого топлива» недели на три-четыре. И посмотреть, как это скажется на местной индустрии.

 

Высказанные выше предложения, естественно, трудно отнести к разряду нормальной дипломатии. И ссылки на неадекватность оппонентов, которые продолжают воевать против «оккупантов» третье десятилетие независимости подряд просто потому, что ничего другого толком делать не умеют, здесь не котируются. Как говаривали в школе при ссылке на массовый характер ухода с урока: «А если все пойдут с крыши прыгать, ты тоже пойдёшь?».

 

Прибалтийские политики вкупе с их польскими и румынскими собратьями представляют собой выдающуюся когорту даже на фоне довольно своеобразного политического сообщества постсоциалстических и постсоветских стран, чохом принятым в ЕС десять лет назад при полнейшем отсутствии всяких социально-экономических причин для этого шага. Для них борьба с Москвой является фундаментом внешней политики и главным доводом для оправдания любых действий во внутренней политике. Масштабы поиска «шпионов» и «агентов Кремля» в той же Литве и Польше приводят к мыслям о невероятных успехах российских спецслужб, сумевших завербовать чуть ли не сотни тысяч людей в этих государствах.

 

Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно. Украинский кризис стал живой водой для массы ветеранов и идеологов «холодной войны», которые вылезли из всех щелей, как тараканы на общей кухне. И дело не только в том, что, к сожалению, современное медийное пространство устроено так, что производители благоглупостей и полнейшего бреда гарантированно получают преимущество над лицами, пытающимися остаться в рамках здравого смысла.

В итоге методички геббельсовская пропаганды стали самым востребованным клише для массы политических деятелей. Особенно охотно ими пользуются во время роста международной напряжённости. Сегодня информационное сопровождение любого конфликта значит не меньше, чем его силовая составляющая. Вот и стараются бойцы информационного фронта перещеголять друг друга по уровню брутальности и демонизации вероятного противника.

 

Основная опасность состоит в том, что среди западных политиков монотонно возрастает число деятелей, пытающихся использовать очередной виток напряжённости в отношениях между РФ и НАТО в своих собственных внутриполитических целях. Дело в том, что патриотическая риторика и запугивание обывателя гипотетической внешней угрозой является самым надёжным средством для отвлечения внимания электората от социально-экономической проблематики. С учётом целой серии выборов, намеченных в ближайшие два года в странах Западной Европы и Северной Америки, тренд на эксплуатацию реанимированной «русской угрозы» приобретает самодостаточный характер, всё меньше связанный с реальными перипетиями украинского кризиса. Хотя и здесь ожидать быстрого разрешения ситуации было бы наивно. Пётр Порошенко и его конкуренты из среды национал-демократов меньше всего заинтересованы в достижении компромисса на Донбассе до намеченных на конец октября выборов в Верховную Раду. Продолжение боевых действий загоняет социально-экономическую проблематику на задний план, что играет на руку новым властям в Киеве.

 

Вот неполный график электоральных акций, которые всё больше влияют на внешнюю политику наших западных партнеров. Уже в октябре состоятся выборы в сейм Латвии, где русофобская риторика должна отпугнуть избирателей коренной национальности от левоцентристов из «Центра Согласия» рижского мэра Нила Ушакова. В Литве боевой дух давнего энтузиаста «борьбы с Москвой» президента Дали Грибаускайте поддерживается приближением намеченных на будущий год парламентских выборов, где симпатии главы государства полностью на стороне правой оппозиции в лице Союза Отечества – консерваторов Литвы. Аналогичный стимул подогревает и без того высокий градус антироссийских настроений в Польше, Швеции и Финляндии, где выборы также намечены на 2015 год.

 

Чрезмерная воинственность лидера английских тори и по совместительству премьер-министра Дэвида Кэмерона во многом объясняется его стремлением повысить шансы консерваторов в ходе запланированных на будущий год выборов в палату общин. Кроме того, перед британским истеблишментом стоит сверхзадача – победа над сепаратистами на референдуме о государственном суверенитете Шотландии. Ради её достижения вовсю эксплуатируется геббельсовская, по сути, пропагандистская байка о том, что ослабление Великобритании в случае гипотетического отделения северной части королевства чуть ли не спонсируется кукловодами из Кремля. Для проталкивания этой сомнительной даже с первого взгляда версии украинский кризис выглядит поистине манной небесной, позволяющей втюхать запуганной публике любой бред, начиная с наличия блюд из младенцев в меню кремлёвской столовой.

 

Не лучше внутриполитический фон и в США. Мало того, что в начале ноября за океаном предстоят очередные выборы с конгресс и на треть мест в сенате. Воинственная риторика в агитационном пакете кандидатов, по сути, ни к чему их не обязывает, зато вызывает положительную реакцию широких электоральных масс. В подобных условиях администрация Барака Обамы просто обязана сохранять агрессивный тон в отношении «этих русских» на протяжении как минимум ближайших двух месяцев. Хотя более реалистичен прогноз на пролонгацию санкций и истерии вокруг них на ближайшие два года. 

За океаном фактически уже начинается подготовка к президентским выборам 2016 года. И смена тематики с внутренней на международную выглядит чрезвычайно привлекательно, и для республиканцев, и для демократов. Так что логичнее ожидать сохранения, если не обострения нынешнего уровня напряжённости в отношениях России с Западом минимум до столетней годовщины Октябрьского переворота, а не рассчитывать на победу прагматизма и экономических интересов над идеологией.

 

В подобной наэлектризованной атмосфере россиянам стоит запастись терпение и, по возможности, не реагировать на всплески буйной фантазии всяких литовских стратегов. Гораздо эффективнее, как показал опыт наших зеркальных санкций, отвечать на недружественные действия точечно, но больно.