Как Иванов Иванову

Историк из Литвы ответил своему однофамильцу и коллеге из Польши, откопавшему «тысячелетнюю русскую полонофобию».

С удивлением и каким-то чувством брезгливости прочёл на сайте информационно-аналитического портала «НьюсБалт» переведённое на русский язык «интервью с советским диссидентом, проживающим в Польше, Николаем Ивановым».

Преподаватель истории в Опольском университете Н.Иванов убеждён, что «в России полонофобия существовала всегда». Здесь же сообщается, что этот бывший сотрудник радиостанции «Свободная Европа» Н.Иванов выпустил несколько книг о преследовании поляков в России. В тексте данного интервью экспонирован главный тезис: «В России всегда была полонофобия», — подкреплённый «фактами» национального геноцида поляков в СССР в 1937 г., преступлением, совершённым в отношении «Варшавского восстания» (август-октябрь 1944 г.) и всё это длится — «тысячу лет»!

«Каждый судит в меру своей испорченности», — утверждает мудрая народная пословица, а в Писании сказано: «Не судите, да не судимы будете» (Мт. 7.1.).

Видя всю глупость представленных этим русофобствующим «профессором» утверждений о «зоологической полонофобии» русских, я, как русский «полонофил», не понаслышке знающий многовековую историю польско-российских отношений, поскольку окончил Варшавский университет, а в докторантуре литовской Академии наук подготовил диссертацию (4-х томное исследование «De jure и de facto» см. здесь и далее) о создании первого этно-политического государства литовцев после Великой войны (1914-18 гг.), восемь лет проживший и работавший в Варшаве, должен ответить и показать этому человеку всю несостоятельность его утверждений.

Нельзя, чтобы ложные тезисы, выставленные на всеобщее обозрение и подкреплённые научными регалиями автора, в рамках теперешней политико-идеологической войны Запада с Востоком, вводили в заблуждение сознание тех, кто не искушён в старинном споре католических славян с православными славянами. Подчеркну сразу, не с чехами или словаками, тоже католиками, а именно — поляков с русскими.

Почему сначала назвал поляков, да потому что именно с польской стороны, с Запада, начался первый поход на Восток против государства Киевская Русь. В 1018 г. польский князь Болеслав I (король с 1025 г.), тесть Святополка, в результате междоусобной войны последнего с князем Ярославом Мудрым, занял Киев. (До этого Болеслав I отнял у чешского князя Краков и прилегающие территории, а затем стал и князем других территорий Чехии). 

Здесь должен сразу объяснить, что категорически против существующего тезиса о национальной составляющей данного похода ляхов во главе со своим князем на «русский Киев». Социополитические понятия: «национальное государство», «национальный интерес», «национальность» и «национал» и т.п. — продукт Великой Французской буржуазной революции конца XVIII века. Эти понятия вошли в общеполитический лексикон только в связи с греко-турецкой освободительной войной начала 30-х годов ХIХ века и стали широко используемыми с середины того же века в общеполитическом лексиконе. Говорить о каких-то национальных интересах раннее указанной временной цезуры учёному историку должно быть неприлично. Кому как не историку знать, что в те далёкие времена действовали совершенно другие критерии для оправдания захватнических интересов императоров, королей, князей и прочих бояр, а именно: точное исполнение Божественных заповедей, родовой престиж и имущественный интерес.

Здесь важно напомнить, что католическая государственность ляхов, издревле проживавших на землях бассейна реки Вислы, бывшей их основным тогдашним торгово-транспортным путём, закрепилась лишь в 1039 году, когда правителем над ними стал князь Казимир I Восстановитель, вассал католического императора Великой Римской империи германского народа Генриха III. Великое княжество Литовское (ВКЛ), вбиравшее в себя земли удельных княжеств сыновей киевского престола, стало заложником агрессивной экспансии католицизма. Изначально православное княжество, использовало старорусский язык, который в начале второго тысячелетия был очень схож со старопольским и кириллицу для оформления государственных документов. Папа римский Гонорий III в 1217 году благословил поход на Восток рыцарей Тевтонского ордена, «против неверных язычников». Затем, с Восточной стороны, — нашествие на русские земли тюркских захватчиков в 1237-1242 годах.

Со стороны Запада экспансия воинствующего католического индивидуализма в лице рыцарей, со стороны Востока – экспансивного органического мусульманского коллективизма, которым противостояла рациональная стоическая православная соборность, проистекавшая от славянских городов Полоцка, Пскова, Новгорода, Смоленска, Киева, Новогрудка, Трок, Вильны, Кавны и т.д., поддерживаемая тамошними князьями. Между этими двумя очень сильными военно-стратегическими полюсами формировалась тогда, а затем в течение нескольких веков функционировала политическая власть, формировавшая конфигурации земельных владений великих литовских князей.

Экспансия католицизма на Восток со стороны Королевства Польского, началась с того, что прежде чем стать супругом краковской королевы Ядвиги, великий князь литовский Ягайло подписал в 1385 году Кревскую унию. В ней главными требованиями стали: высокопоставленным боярам ВКЛ перекреститься в католичество, оформлять впредь все свои документы латинским шрифтом и передать Польскому королевству часть восточных русских земель (Туровских и Пинских).

Затем объединение славян в борьбе с Тевтонским орденом и Великая победа под Грюнвальдом в 1410 году, которая, казалось бы, должна была резко усилить политическое влияние в этом регионе католического Королевства Польского, опиравшегося в этой борьбе на союзнические войска из Великого княжества Литовского, со всем его православным русским населением и воинами. Но этого не произошло, поскольку воинствующие монахи крестоносцы со всей западной Европы были куда ближе по духу, покорней, и потому важнее Папе римскому, чем гордые, самолюбивые и весьма смекалистые восточные славяне. Тевтонский орден ещё целый век оставался атрибутом и инструментом папской власти на востоке Европы.

Падение православной Византии и её столицы Константинополя (не без попустительства со стороны Папы римского Николая V) в 1453 году, затем в XVI веке возрождение при Иване IV православной России на обломках Золотой Орды и ослабление католицизма на германских землях в связи с реформацией, привело к сближению ВКЛ и Королевства Польского. Объединение Королевства Польского и Великого княжества Литовского в огромное по меркам того времени государство Речь Посполитую («Wspólne państwo obojga narodów — rzeczpospolita», — «общее государство народов Литвы и Польши» — так должна точно переводиться аббревиатура «rzeczpospolita», а не как — «республика»), произошло в г. Люблине в 1569 г.

Затем, вскоре, после Брестской унии 1596 г. последовало насаждение на земли ВКЛ католичества, т.е. переподчинение Папе римскому, прежних местных православных церквей и прихожан. Более того, политические претензии Речи Посполитой протянулись до Москвы, где польским оружием на царство посажен был в 1605 году ставленник польского короля Лжедмитрий со своей польской царицей пани Мнишек… 

Затем и сам польский король (шведского происхождения) Владислав IV Ваза провозгласил себя Великим князем и Царём всея Руси в августе 1610 года — собирались перекрестить русских православных людей в католичество. Не удалось! Смута закончилась тем, что в октябре 1612 г. ляхи войсками князя Д.Пожарского и ополчением К.Минина были изгнаны из Кремля, их ставленники уничтожены и изгнаны за пределы Русского царства, а на трон в Кремле народом был посажен православный царь Михаил Фёдорович Романов…

Экспансию на Восток остановил польский король и великий князь литовский Ян Собеский в 1686 г., заключив Вечный мир с Россией, в котором, как известно, был зафиксирован, кроме прочего, отказ от претензий на Киев. Правда, русские войска на договорных основах входили затем на территорию Речи Посполитой во время войны со Швецией, а также во времена австро-российской военной коалиции, когда шла Семилетняя война с Пруссией.

Тем не менее, влиятельные шляхтичи Речи Посполитой при поддержке своих западных союзников, прежде всего Франции, никогда не останавливались в своей деятельности против набиравшего мощь русского государства. Происходило это и во времёна упадка Речи Посполитой, из-за «liberum veto!», когда выкриком «Не позволяю!», любой участник шляхетского Сейма прерывал работу этого важного многочисленного государственного собрания. Тогда, при императрице Екатерине Великой (немецкого происхождения), влиятельные шляхтичи причастны были к бунту Е.Пугачёва, афёре с «княжной Таракановой», стремившейся умалить властные регалия русской императрицы.

Но главное, в XVIII веке императоры Российской империи ни разу не покусились на территорию Польского королевства. Во время всех трёх разделов Речи Посполитой, упразднив в конечном итоге в 1795 году это, окончательно ослабшее изнутри федеративное государство, исконные земли Великой и Малой Польши, на которых проживали издревле ляхи — разделили между собой только Пруссия и Австрия. А на земли Великого княжества Литовского русская государственность возвратилась с императорской короной дома Романовых: “Отторгнутая ненавистью, возвращённая любовью”, — гласила надпись на медали, приуроченной этому событию.

Несколько ранее, 17 апреля 1794 г. находившийся в Варшаве гарнизон российских войск, на основании союзнических договорённостей с королём Польши С.А.Понятовским, подвергся неожиданному нападению:

«Знатные и ксендзы, некогда мечтавшие господствовать в России, более всего негодовали на императрицу Екатерину. Пользуясь оплошностью русского военачальника (барона Игельстрома) поляки в Великий четверг напали в Варшаве на русских и многих перерезали; убийства происходили даже в храме, где русские причащались. После этой резни, известной под именем «Варшавской заутрени», восстание быстро распространилось по частям Польши» (И. И. Беллярминов, «Элементарный курс всеобщей и русской истории»). 

В тот день из 8000 российских военнослужащих, было вырезано 2200 человек – «москалей», как их называли местные жители Варшавы. Парадоксально и симптоматично, но истории неизвестны аналогичные выпады жителей «надвислянского края» в отношении австрияков или немцев, которые как правящие оккупанты находились на исконных польских землях.

Укажу и на следующие факты, если уж в целях исторической объективности вынужден продолжить печальные напоминания о других неспровоцированных бойнях православных русских солдат и простых людей, организованных шляхтой: 

1. Польские уланы Наполеона ходили в Россию разорять, убивать, а потом грабить Москву в 1812 году, — но русский император Александр I, восстановил, хотя и в усечённом виде польскую государственность со столицей этого Герцогства в Варшаве. 

2. Ноябрьское восстание 1830 года, столь неожиданное, вероломное и потому кровавое, что побудило двух гигантов мировой поэзии разразиться вдохновенными стихотворениями: А.Мицкевича «Моим друзьям-москалям» 1830 г. и — не прямой ответ А.С.Пушкина, стихотворение «Клеветникам России»

3. Январское восстание 1863 г. – опять же вероломное и кровавое, более двух тысяч вырезанных русских невооружённых людей и — уже обобщающая реакция на польский национальный характер в произведениях Л.Н.Толстого и Ф.М.Достоевского. 

4. Поход Ю.Пилсудского в апреле 1919 года на Восток, на земли новообразованных этнополитических государств литовцев, белорусов, украинцев. 

5. Затем второй поход с апреля 1920 года на Восток, на Киев — умерщвление десятков тысяч военнопленных красноармейцев, разбитых и попавших в плен в боях под Варшавой, во время их ответного похода на Запад, на Берлин, в августе 1920 года. 

6. Поход войск под командованием верного соратника Ю.Пилсудского генерала Л.Желиговского в октябре 1920 года на земли Виленского края, захват Вильны и аннексия этих земель Польшей до 17 сентября 1939 года. А ведь на этих землях бывшего Великого княжества Литовского (формально ВКЛ перестало существовать только в середине ХIХ века) поляки, несмотря ни на какие статистические ухищрения польских «исследователей», не составляли здесь большинства населения (факты в моей работе, опубликованной в трудах Литовской академии наук). 

Естественно была реакция Кремля «во время чисток 1937 года» на интриги польских политиков с фашистской Германией против СССР в предвоенный период, о чём упоминает в своём интервью «профессор из Ополя», но количественно больше их пострадало потому, что в СССР проживало численно больше поляков, чем немцев.

Далее Великая Отечественная война. После разгрома Вермахта под Москвой и в Сталинграде, в момент подготовки нового мощнейшего броска германских войск на Курск, немецкие нацисты весной 1943 года преподносят СССР и мировой общественности «резню русскими поляков в Катыни, организованную НКВД». Эту геббельскую политическую стряпню с удовольствием подхватывает и начинает раскручивать, при тихой поддержке В.Черчилля, сбежавшее в Лондон «польское правительство». И это в то время, когда в СССР уже сформирован, вооружён и ушёл через Иран к англичанам многотысячный военный польский корпус генерала В.Андерса. Когда уже вслед за ним формируется и скоро вступит в бой с фашистами вместе с Красной армией в середине октября 1943 г. под п. Ленино 1-я польская пехотная дивизия имени Т.Костюшко, ставшая затем составной частью Первой армии Войска Польского под командованием генерала З.Берлига (бывший легионер Ю.Пилсудского).

Затем, летом 1944 г. последовала авантюра лондонского польского правительства с восстанием руководимых ими отрядов Армии Крайовой в Вильнюсе и Варшаве. Эти оба вооружённых восстания никак не были согласованны с командованием советских войск, наступающих здесь на немцев, что во втором случае, в силу объективных сложившихся обстоятельств, привело к разгрому войсками Вермахта польских повстанцев и сдачи их в плен вместе с командиром генералом Т.Бур-Комаровским (подробнее читай здесь). 

В результате победы над фашистским зверем в его логове Берлине, благодаря Красной армии, рядом с которой воевали польские солдаты (в том числе, освобождая Берлин), советскому руководству и лично И.Сталину, социалистическая Польша обрела границы тех земель, на которых издревле жили именно ляхи и откуда пошла их государственность. В 1945 году, замкнулся круг тысячелетней истории борьбы славян за свою культурную идентичность.

В 1991 году, с разрушением соборных идеологических и нравственных скрепов социалистического политического строя в восточно-европейских странах (прежде всего, в результате предательства государственных интересов СССР правящей верхушкой страны во главе с Горбачёвым), началась повторная экспансия на славянский восток иной культуры, иных нравственных устоев, иного – эгоистического, хищнического (социал-дарвинистского), несправедливого, опирающегося на грубую силу, индивидуалистского мировоззрения.

И вот мы видим, что некий советский политический диссидент из университета в польском городе Ополе (куда видимо сбежал из России, здесь вспоминается почему-то — А.М.Курбский) с исконно русской фамилией «Иванов», наделённый, для пущей важности излагаемых им тезисов, званием «профессор», заявляет – «русские полонофобы»! Такая вот яркая, сочная и весьма хорошо понимаемая на индивидуалистском, националистическом Западе этикетка наклеивается этим «Ивановым» на русских людей.

Бред какой-то! Если этот человек на самом деле славянского происхождения, русский по культуре и православный по вероисповеданию (в чём я сильно сомневаюсь), то он никак не смог бы характеризовать русских людей «полонофобами» — людьми изначально ненавидящими поляков как националов, а соответственно и всех других националов в мире. Так и хочется спросить этого новоявленного «пана Ивáнова», он, что не видел никогда карты Российского государства, которое не стало бы самым крупным по территории в мире, если бы характер славян соответствовал «этикеточным» этическим понятиям этого «профессора».

Наоборот, существует такое любопытное суждение из области социальной психологии, я бы сказал «психо-политическое»: «Старший брат живёт на Западе» — предполагающее оценочный психологический стереотип (часто подсознательный), что «на западе живут более цивилизованные соседи». Отсюда некий пиетет китайцев к русским, русских к полякам, поляков к немцам, немцев к французам, а англичане вообще признают авторитет лишь американцев… Забавная, во многом условная картинка, но как в любой шутке – есть в ней доля правды и эта правда не в пользу этических разумений «пана Ивáнова» о «традиционной русской полонофобии».

Во времена становления национального сознания, т.е. в Российской империи XIX века, поляки-католики составляли около 9 процентов населения. Среди деятелей науки, инженерного дела, искусства и культуры, государственных мужей и политиков было непропорционально очень много граждан Российской империи польского происхождения. Посмотрите сколько известных в России фамилий оканчивается на «…ский». Правда, И.И.Гриневицкий — убийца императора Александра II Освободителя, — тоже был поляком.

rokossovski2.JPG

Советские маршалы Великой Победы в Варшаве 9 мая 1955 года. Константин Рокоссовский в центре в польской форме.

Вообще-то, обижаться как-то в целом на поляков, как националов, глупо, равно как глупо обижаться на своё отражение в зеркале. Они, наши западные братья, хотя и католики, но не утратившие те исконные нравственные качества, которые характерны для людей со славянским языком, с закодированной в нём определённой семантикой не только рационального, но и глубоко чувственного миропонимания и мироощущения. И это качество наших братьев поляков позволяет нам спокойно дружить семьями, когда сегодня зависимые от внешних политических сил польские политики и их пиарщики пытаются возвести между поляками и русскими непреодолимую стену животного антагонизма.

Сейчас, как и прежде, поляки — граждане России, занимают достойное место в жизни российского государства, где их достоинства оцениваются не по национальной принадлежности, а, как всегда в России и ко всем, по личностным — нравственным, интеллектуальным, деловым и творческим качествам. В ознаменование 70-летия Победы над фашистской Германией и её сателлитами весной в Москве будет установлен памятник гениальному маршалу Победы Второй мировой войны поляку К.К.Рокоссовскому.

И не вина Москвы, что нынешний год, объявленный перекрестным годом Польши в России и России в Польше, отменён в одностороннем порядке Варшавой. Потерявшие государственный суверенитет, полностью зависимые от США и НАТО, нынешние польские политики продолжают русофобствовать, уводя братский славянский народ в историческое никуда, как увели некогда гордые польские шляхтичи своё государство в никуда, обольщённые их западными соседями…

  • лях

    Господин Иванов, Ваши шовинистические заключения свидетельствуют о том, что Вы не только совершенно не знаете истории, но и никогда не были и не будете обективным историком, потому что лишены логики, у советских историков зто уже в крови. А в Варшавском университете были разве что в туалете по острой необходимости. Совет: чем кумушек судить рядиться не лучше ли на себя кума оборотиться.