Белорусский политолог Всеволод Шимов.
Белорусский политолог Всеволод Шимов.

Между восточнославянским братством и моральным самоубийством

В канун юбилея проекта «Западная Русь» политолог Всеволод Шимов высказался для читателей «НьюсБалт» о современном западнорусизме

В канун юбилея проекта «Западная Русь» политолог Всеволод Шимов высказался для читателей «НьюсБалт» о современном западнорусизме.

Проект «Западная Русь», стартовавший пять лет назад, стал значимым явлением в жизни Белоруссии. Как и другие постсоветские республики, Белоруссия находится перед выбором дальнейшего пути развития, и именно в этом контексте следует рассматривать деятельность «Западной Руси».

Бурный ХХ век кардинально перекроил социально-политический и культурный ландшафт территории, которую сейчас занимает Республика Беларусь. Практически исчезли целые этнокультурные сообщества, бывшие значимым фактором жизни белорусских земель на протяжении столетий: влиятельная польская аристократия и обширная еврейская диаспора. Белорусы, в начале ХХ века бывшие в основном крестьянским этносом, стали по преимуществу горожанами и составляют абсолютное большинство населения республики.

Однако, несмотря на то, что этнокультурный фон республики стал намного более однородным, чем был еще в начале прошлого столетия, проблема национальной и цивилизационной идентификации белорусов по-прежнему стоит остро.

Кто такие белорусы? Уже в XIX веке на этот вопрос отвечали по-разному. Первый вариант ответа подразумевал, что белорусы – это самобытная часть большого русского народа, под которым подразумевалась вся совокупность восточных славян. Действительно, этноним «русские» (в разных вариациях – «руские», «руськие»), восходящий к временам древней Руси, бытовал на всем обширном ареале, занимаемом восточными славянами. Собственно, и само имя «белорусы», «Беларусь» несёт отсылку к Руси. Течение общественно-политической мысли Белоруссии, отстававшее идею принадлежности белорусов к большому русскому народу, позднее получило название западнорусизма. Термин Западная Русь, или Западная Россия, активно использовался в трудах историка Михала Кояловича – белоруса по происхождению и русского патриота по мировоззрению – причем к Западной Руси он относил не только Белоруссию, но все древнерусские земли, исторические судьбы которых оказались связанными с Великим княжеством Литовским и Речью Посполитой.

В то же время, в среде белорусской интеллигенции получило распространение и другое течение, рассматривавшее белорусов как совершенно отдельный народ и, более того, начавшее активно противопоставлять белорусов и русских. Этнокультурное и языковое своеобразие белорусов, несходство исторических судеб Западной и Восточной Руси в период их политического разделения между Литвой/Польшей и Москвой давали аргументы для этой точки зрения. В этом «белорусское возрождение», как нередко себя именуют сторонники этого направления, во многом повторяло логику и аргументы украинского движения, на которое во многом и ориентировалось.

Спецификой белорусского движения (как и украинского), помимо стремления обосновать национальную самостоятельность белорусов, была выраженная недружественность по отношению к России и русским. Как представляется, причины этого кроются в особенностях и слабостях самой русской культуры, сложившейся после реформ Петра I.

Спецификой этой культуры стал довлеющий над ней комплекс неполноценности перед «просвещённой Европой». Представление о России как о «больном человеке Европы», который выпал с магистрального пути европейской цивилизации и подвергся разного рода варваризирующим и азиатизирующим воздействиям, было и есть очень популярно среди «богемы» Москвы и Петербурга, где в первую очередь и ковалась модерная русская культура. В этом контексте появление идеи «альтернативной, немосковской, европейской Руси», было вполне закономерным. Естественно, этой «альтернативной Русью» должны были стать белорусско-украинские земли, «не знавшие татарского ига и открытые Европе». Казачья демократия против московской диктатуры, статут ВКЛ против правового нигилизма и произвола московских воевод, ну и т.п.

Идея Беларуси как такой альтернативной европейской Литовской Руси ярко прослеживается в публицистике представителей «белорусского возрождения» начала ХХ века – Максима Богдановича, Александра Цвикевича и др. Впоследствии белорусское движение все дальше дрейфовало в сторону «литовского мифа», выводя национальный генезис Беларуси не из Руси (пусть и альтернативной Москве), а из Литвы. «Литвиномания» стремительно набирает популярность в кругах современной белорусской гуманитарной интеллигенции. В крайних формах это приводит даже к идее отказа от самого имени «Беларусь» как якобы навязанного русскими.

Советская национальная политика, при всех своих зигзагах и противоречиях, пыталась как-то примирить эти две альтернативы национального самоопределения белорусов. С одной стороны, Белоруссия была оформлена как национальная союзная республика, а белорусы – признаны самостоятельным народом. В то же время, белорусскую идентичность в её советском варианте строили как дружественную русской и основанную на идее восточнославянского братства, восходящего к общей древнерусской колыбели.

Распад СССР сопровождался новой волной наивного западничества и русофобии, накрывшей постсоветское пространство. Не избежала этого и Белоруссия. Однако, в отличие от той же Украины, всплеск национализма здесь оказался недолгим: общество предпочло вернуться к привычной и комфортной национальной модели советского образца. Беларусь – независимое государство, но дружественное России и находящееся с ней в тесном союзе.

В то же время, идеи белорусского национализма по-прежнему остаются востребованными пусть немногочисленным, но весьма активным и «пассионарным» меньшинством. Более того, эти идеи набирают популярность среди молодёжи, выросшей в независимой Беларуси и свободной от советского ностальгизма. Причины этого всё те же – наивная вера в «цивилизованную Европу» как «страну святых чудес» и стереотипное восприятие России как «азиатского Мордора». Катаклизмы ХХ века, бытовая неустроенность, экономические трудности, – всё это создает благодатную почву для подобного рода настроений.

Пагубность такого пути очевидна, и это наглядно демонстрирует Украина. Разрыв отношений с Россией во имя европейского миража оборачивается не только экономическим крахом и технологической деградацией, но и моральным самоубийством, когда под видом «борьбы за национальную самобытность» на свалку выбрасываются богатейшие культурное наследие, связывающее Беларусь и Украину с Россией. «Хай гiрше, абиiнше» — этот принцип, возведённый на Украине в ранг государственной политики, обернулся настоящей гуманитарной катастрофой.

Проект «Западная Русь» стремится противостоять этим тревожным тенденциям в Белоруссии, тщательно собирая и оберегая то культурное и историческое наследие, которое горе-патриоты готовы вычеркнуть из национальной памяти только потому, что оно показывает наши общие корни с Россией и русскими.

Беларусь состоялась как суверенное государство и политическая нация, но это не означает, что белорусы должны забывать о своих русских корнях. Напротив, чистая и незамутненная историческая память, свободная от лживых мифов и искусственных фобий, является залогом процветания Беларуси и ее государственности. И проект «Западная Русь» вносит свой посильный вклад в это благое дело.

Хочется пожелать дальнейших успехов на этом непростом пути.

Автор — кандидат политических наук, доцент кафедры политологии Белорусского государственного университета Всеволод Шимов специально для «НьюсБалт».

  • starover

    Если честно, то даже не хочется комментировать статью уважаемого автора. Это все от «зависти» — из за блестящего владения русским языком, которое раз за разом Всеволод Шимов демонстрирует в своих статьях.
    Авторам поекта Западная Русь хочется пожелать более внимательно вглядеться в события начиная с сентября 1919 года, ставшими определяющими в судьбе западнорусских провинций. Конечно же, можно сетовать на низкий уровень научных исторических исследований, их крайне малое число. Понимаю автора, когда он сетует, что приходится в одиночку поднимать темы, на которые в былые времена работал бы целый штат профильных НИИ.
    Ну и конечно же пока мы не имеем текста договора ленинской хунты с английским правительством, как я предполагаю подписанного в августе или начале сентября 1919г, которые и определили наше теперяшнее скорбное существование.

  • Александр

    Витебск. Местные «пассионарии» нездорово возбудились в отношении установки памятника Александру Невскому. А сколько радости было когда люмпены пытались унести бюст А.В. Суворову, думали он бронзовый, а оказался крашеный. И ведь кто-то подливает питательный бульончик!!!

  • Alexandr Kryshalovich

    Позвольте узнать, какие технологические новации готова предложить нам Россия? что у нее есть оригинального , своего, что не скопировали напрямую или попросту не воспользовались услугами западных инженеров?