Белорусско-литовская граница. Фото: Delfi.lt.

Жертвы субстрата

Белорусский публицист Анатолий Шлыков высказался для читателей "НьюсБалт" об абсурдности и опасности искусственно создаваемой "белорусской супернации" без русских

В 1994 году белорусский народ отдал свои голоса за Александра Лукашенко. Почему? Ответ прост. Все другие кандидаты на пост президента намеревались взяться за перевоспитание белорусов. Глава БНФ Зенон Позняк открыто заявил, что мы, белорусы, не на той мове говорим, и вера у нас не та. И Верховный Совет Белоруссии принимает решение о запрете русского языка. Мы на себе испытали, как эти люди стали буквально резать по живому. Вот с этим белорусский народ согласиться не мог, и в результате президентом Белоруссии становится А.Г.Лукашенко.

Первые годы для Беларуси были трудными. Казна пуста, предприятия убыточны, средняя зарплата по стране двадцать долларов. Но даже, несмотря на то, что после распада СССР россияне и белорусы оказались в разных государствах, они сумели сохранить единство. Белорусы это видели, и поэтому были уверены, что вместе с россиянами сумеют преодолеть любые сложности. Так оно и оказалось. Сейчас мы чувствуем себя намного увереннее, хотя и приходится Беларуси периодически обращаться к Российской Федерации за кредитами.

И всё бы хорошо, но есть одно но. У православных христиан Беларуси есть серьёзные опасения насчет того, что через десять лет вынуждены будут россияне в сердцах сказать: «Пригрели мы на своей груди змею».
Сейчас у нас есть основания бить во все колокола, потому что на наших глазах идёт воспитание нового поколения белорусов в духе отрицания единения русского и белорусского народов. Чуть ли не с пелёнок белорусские идеологи убеждают наших детей, что время наибольшего расцвета мы, белорусы, достигли во время пребывания в составе Великого княжества Литовского, а значит, наше будущее там, на Западе.

Мы, православные христиане, понимаем, что это большая беда для Беларуси. За шесть веков литовско-польского владычества мы на себе испытали все ужасы пребывания в таком «высокоразвитом государстве», и поэтому не хотим такой участи для своих детей.

Недавно Госдеп заявил, что вложил в демократию на Украине пять миллиардов долларов. Плоды налицо. У наших украинских соседей хаос и реки крови. Вдобавок — противостояние Европы и России. Обе стороны несут потери — пока экономические. А вот США получают дивиденды и вкладывают их в демократию уже у нас, в Беларуси. Тут надо сказать, что Украина и Беларусь в понимании США — это пешки. Используя их, Госдеп хочет поставить на дыбы всю Европу от Ла-Манша до Уральских гор. Там, за океаном, помнят, как им удалось разбогатеть и стать мировой державой за годы Второй мировой войны.

Сейчас, благодаря рассудительности белорусского народа, нам удается сохранить спокойствие в стране, но не нравится это Госдепу. И поэтому не удивительно, что объектами пристального внимания для США в Беларуси стали учёные, и в — первую очередь — историки. С большим энтузиазмом подключились к воспитательной работе с молодым поколением ревизионисты Института истории Беларуси. Стали учить учёные — резонёры белорусских детей, что наша история начинается не с Древнерусского государства, в котором наши предки смогли достичь высокого уровня развития и стали проповедовать православную веру, а с литовских племён.

Для чего эта ложь? Сейчас мы спрашиваем: «Куда делись четыре столетия нашей истории?» Наши предки, живущие в конце первого тысячелетия на территории современной Беларуси, были непосредственными участниками крещения Киевской Руси. Как могли белорусские ученые вычеркнуть из жизни нашего народа столь величайшее событие? 

Мы знаем, что литовские племена даже в XII — XIII веках поклонялись огню и приносили идолам человеческие жертвоприношения. Так во время правления литовского князя Ольгерда языческие жрецы подвергли жестоким пыткам трёх православных святых Иоанна, Антония, Евстафия и предали их мученической смерти. И сделали они это в священной роще. А в Полоцке за 200 лет до этих трагических событий уже стоял Софийский собор, постоянно пополнялась библиотека при соборе. Преподобной Ефросинией Полоцкой была построена Свято-Преображенская церковь — вершина Полоцкой архитектурной школы.

В 1187 году мощи преподобной Ефросинии Полоцкой были перевезены из Иерусалима в Киево-Печёрскую Лавру. Это событие является свидетельством единства Киева и Полоцка. Но в это единство никак не вписывается священная роща литовцев с их языческими идолами и человеческими жертвоприношениями. Огромная пропасть разделяла предков белорусов и балтские племена в те времена, но сейчас белорусские ученые пытаются доказать этническое единство белорусского и литовского народов. Делается это для того, чтобы убедить белорусов, что они больше балты, чем славяне, а значит, не имеют ничего общего с русским народом.

Новоиспечённые «лысенки» изобретают теорию балтского субстрата. Утверждают они, что именно балтский субстрат явился тем фундаментом, на котором и произошло этническое формирование белорусов. Но если наши народы родственны, то почему тогда в XIII веке предки белорусов и литовские племена оказались на разных ступенях развития? — задаём мы вопрос. Почему один ребёнок получился умным, а второй — не очень?

Ну, а если серьёзно, то видим мы уродливые плоды националистической исторической школы, которая, используя школярский подход к изучению истории, претендует на главную роль в белорусской национальной историографии. Сейчас поведение белорусских учёных очень похоже на поведение обезьяны, нашедшей боевую гранату. Попытки белорусских историков искусственно вырастить «арийскую нацию» являются для Беларуси очень опасными. В начале прошлого века в Третьем рейхе также начались эксперименты с нациями и закончились они Нюрнбергским процессом.

Изображая этнические процессы в примитивно-упрощённом виде, белорусские горе-историки умышленно не хотят принимать во внимание, что время зарождения Древнерусской цивилизации характеризуется интенсивными миграционными перемещениями многих племен. Это было Великое переселение народов и происходило оно на огромной территории. Одни народы становились многочисленными, другие исчезали с исторической сцены. И говоря простым языком, это был огромный котёл, в котором всё бурлило. Утверждать, что белорусы и литовцы варились в своём отдельном котле — это преднамеренно искажать историю. Не было никакого отдельного котла.

Не надо искусственно изобретать супернацию. У предков белорусов был свой путь, а литовские племена пошли по другой дороге. Но находились эти пути и дороги по соседству, и поэтому вынуждены были славяне и балты портить жизнь друг другу и создавать трудности. Этого не следует отрицать. Так польский историк XVI века Стрыйковский сообщал, что правнук Владимира Мономаха князь Роман Великий впрягал пленных литовцев в плуги и заставлял их раскорчёвывать лесные участки. От тех пор осталась поговорка: « Роман, Роман! Худым живёшь, литвою орёшь».

Мы не будем идеализировать прошлое. Тут остаётся только безобидно пошутить, что таким образом славяне пытались повысить уровень развития балтов. Не будут же белорусские историки отрицать, что земледелие по сравнению с разбоем является более прогрессивным занятием. Подтверждает это в своих трудах историк С.Соловьев, разъясняя, что Роман Мстиславович заставлял литовцев заниматься не разбоем, а земледелием.

К сожалению, Киевская Русь оказалась по многим причинам не готовой противостоять нашествию монголо-татар. Была она разрушена и залита кровью. Этим и воспользовались литовские племена. Бросились они опустошать русскую землю. Полоцкое княжество было отторгнуто от русской цивилизации. Такая же участь постигла и жителей Смоленска. Надо заметить, что литовцы ничем не отличались от монголо-татар, а по своей жестокости даже превосходили их. Польский историк XV века Ян Длугош давал самую нелицеприятную оценку этому балтскому народу: «Дух этого племени спесивый, мятежный, нечестный, дерзкий, лживый и скаредный». (Длугош Ян. Грюнвальдская битва.- М.- Л., 1962.- С. 15.)

А не этой ли оценкой объясняется агрессивное отношение к лицам другой национальности, проживающим в Прибалтике в наше время? Почему там сейчас, как и во времена Третьего рейха, выделили так называемую группу «неграждан» со всеми вытекающими отсюда последствиями? А по поводу заявления об этническом единстве белорусского и прибалтийских народов надо сказать, что мы разные и отличаемся по характеру. Все, кто побывал в нашей стране, знают, что белорусы спокойный, рассудительный и гостеприимный народ.

Теперь пусть каждый нас задаст себе вопрос: достоин ли уважения тот народ, который принимает веру завоевателя и отказывается от своей? Достоин ли он уважения, если отказывается от своих нравственных ценностей, от своей культуры и забывает своих отцов? И если этот народ так поступает, то он перестает быть народом и растворяется в своём завоевателе. Неужели каждый из нас не понимает, что это страшный конец для любого народа? Но именно этого добиваются белорусские идеологи и историки, доказывая подрастающему поколению белорусов, что в XIII веке литовские племена помогли нашим предкам слезть с деревьев и позволили им называться литвинами.

Пытаются это доказать и наши «свядомые» во время своих шествий с портретами С.Бандеры и Р.Шухевича. Организаторы марша с помощью известной речевки «Русские идут» заводят колонну. В ответ демонстранты бьют себя кулаками в грудь и грозно кричат: «Мы — литвины. Живе Беларусь!»

Нет. Белорусский народ никогда не согласится со своими идеологами. Тысячу лет назад наши предки назывались русскими и приняли православную веру. В 1500 году, когда народ Белой Руси находился под литовско-польским владычеством, латинский каноник из Кракова писал:

«Из всех народов, носящих имя христиан, но отдалённых от Римской церкви, нет ни одного, который был бы так непоколебим в защите своего схизматического заблуждения, как народ русский. По упорству в своей схизме русские не верят никакой предлагаемой им истине, не принимают никакого убеждения и всегда противоречат; убегают от учёных католиков, ненавидят их учение, отвращаются от их наставлений. Признают только самих себя истинными последователями апостолов и первобытной церкви и все анафематствования против них из Рима считают вечным для себя благословением». (Исторический очерк церковной унии. Протоиерей Константин Зноско. Минск, 2004).

Вот так предки белорусов, даже находясь под иностранным игом, хранили православную веру и оставались русскими. Признавали это и завоеватели. Раздражённые слова польского каноника это убедительно доказывают. Мы всегда были русскими, и даже сейчас, когда нас официально называют белорусами, мы остаёмся быть русскими.

Многие города Древней Руси, находясь под властью литовских князей, польских и даже шведских королей, сохраняли свои русские названия. Польский историк Ян Длугош писал, что в 1409 году польский король Ягайло встретился с великим литовским князем Витовтом в Бресте-Русском. Оттуда направились они в Каменец-Русский, а затем на охоту в Беловеж. Позже эти города были переименованы в Брест-Литовский и Каменец-Литовский. Да, есть такая тенденция у завоевателей менять названия покоренных городов, но негоже нам, православным христианам Беларуси, уподобляться хамелеону и тут же отказываться от русских корней.

Так почему у белорусов хотят отобрать русскую национальность? Переименование Западной Руси на Белую Русь, и даже образование нового государства Республика Беларусь, не могут быть причинами для этого.

Сейчас мы вынуждены сделать неутешительные выводы:

1. Белорусские учёные объявили крестовый поход против Истории.
2. В Белорусской Академии наук и в Институте истории НАН Беларуси происходит подмена научных исследований резонёрством.
3. У белорусского народа украли четыреста лет его истории.

Адольф Гитлер в своё время говорил: «Мы тогда победим Россию, когда украинцы и белорусы поверят, что они не русские». Украинцы в это уже поверили. Очередь за белорусами. Белорусские историки лезут из кожи вон, выполняя наказ фюрера и заказ Госдепа. Госдеп долларов не жалеет.

Предвидя, что белорусские историки будут упорно стоять на своём, — не так-то легко отказаться от госдеповских пирожков, — мы зададим ещё один вопрос. На каком языке мы, белорусы, думаем? На французском, немецком, а может, на белорусском?

Нет. Каждый из нас думает на русском. Автор возьмёт на себя смелость заявить, что и белорусский президент думает на русском. Да, выступая перед народом, президент иногда может какую-то часть своей речи произнести на белорусском языке. Но не более того. И если вдруг белорусский президент в общении с народом перейдёт на белорусскую мову, то белорусы вынуждены будут очень сильно задуматься… Сейчас, когда наши идеологи расписали Минское метро латиницей, ничего кроме раздражения у народа это не вызвало.

Надо сказать, что даже хохлы на Украине во время боевых действий против Новороссии общаются между собой на русском языке. Почему? Да потому что во время опасности, пользуясь русским языком, можно быстрее принять правильное решение. И ругаются хохлы на поле боя по-русски. А как общаются те же хохлы в интернете? Ответ тот же: на русском. И наши «свядомые», демонстративно говорящие на белорусской мове, в минуту опасности тут же переходят на русский.

Сейчас белорусский народ обращается к своим идеологам с очень простыми словами: «Перестаньте лукавить». Русские, белорусы, украинцы вышли из одной колыбели — Киевской Руси, и от этого никуда не деться. Да, сейчас хохлы роют траншею на границе с москалями, но придёт время и всё станет на свои места. Поймут украинцы, белорусы, русские, что мы народы-братья, и только вместе мы сможем выжить в этом мире. Поймут, что мы были русскими 1000 лет назад, русскими мы останемся и сейчас.

Надо заметить, что на Западе этого очень боятся.

  • Владимир Шульгин

    Как ни горько, приходится согласится с коллегой. Не раз приходилось в последние годы наблюдать на научных конференциях выступления ряда белорусских коллег. Историки из НАН и главного белорусского университета часто соревнуются в исторической русофобии. Верховная белорусская власть вольно или невольно подыгрывает. Меж тем, Русских уже называют оккупантами, вершившими геноцид белорусского народа в 1812 году, «опрокидывая» конструируемую ими политику расчленения ещё недавно единого Русского народа в прошлое. Посему понятие ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1812 года вычеркнуто из белорусских учебников, осталась «Франко-русская война» или вроде того. И так далее. Самое интересное, что «литвинов» или историков-русофобов наши часто приглашают, оплачивая их визиты на российские конференции, несмотря на их русофобство. Национально-патриотические фильтры не применяются, потому что и среди наших начальников пруд пруди активных или пассивных русофобов. Взгляните, например на тех, кто командует гуманитариями БФУ, — это гарнтососы соросовского чекана. Можно понять, какое «просвещение» получают юноши: штампуются русофобы вроде своих минских коллег. Всё это следствие всеобщей нехватки на Русской земле политики в ДУХЕ НАРОДНОСТИ, за которую стояли Пушкин, Достоевский и вся наша полнота. Этой политики нет как нет в сфере народного образования, отданного на поток и разграбление зарубежным силам, опёршимся на калининградских и минских «агентов перемен». Надо это ломать.