Глава представительства МИД России в Калининграде Павел Мамонтов.
Глава представительства МИД России в Калининграде Павел Мамонтов.

«Вот такие поляки войдут в историю»

Интервью «НьюсБалт» с главой представительства МИД России в Калининграде Павлом Мамонтовым

Накануне Дня дипломатического работника, который отмечается в России сегодня, 10 февраля, информационно-аналитический портал «НьюсБалт» пообщался с главой представительства МИД России в Калининграде Павлом Мамонтовым, который подвёл итоги международной жизни российского эксклава в 2015 году.

— Павел Анатольевич, новый политический год в Калининградской области начался с необычного события – встречи Владислава Суркова и Виктории Нуланд на калининградском берегу Балтики в госрезиденции «Янтарь». Можете раскрыть подробности переговоров?

— Об этой встрече мне стало известно в конце дня 12 января (сами переговоры состоялись 15 января. «НьюсБалт»), когда мы получили официальную ноту из генерального консульства США в Санкт-Петербурге. На основании этой ноты, а также подтверждения со стороны нашего МИДа в Москве, мы начали подготовку. Сложность заключалась в том, что от американцев было две делегации. Госпожа Нуланд ехала на автомобиле из Литвы (где участвовала в саммите «Снежная встреча». «НьюсБалт»), а её коллеги из генконсульства накануне прилетели самолётом из Питера. Встреча была изначально закрытой, программой не были предусмотрены ни подходы к прессе, ни какие-либо комментарии. Наши гости беседовали долго – где-то с 14.30 до 20.00. А потом сели и уехали-улетели.

— А вы Нуланд лично видели?

— Конечно. После окончания переговоров она отдыхала в холле госрезиденции. Выглядела нормально. Никакого психологического напряжения я не заметил. Ведь все дипломаты способны долгое время общаться, дискутировать и оставаться при этом с ясной головой.

— По вашему мнению, это разовая акция или же федеральный центр, возможно, намерен создать в Калининградской области площадку для «большой политики». Этакое символическое место, где Россия и Запад вновь начнут сближение?

— Есть поручение президента о том, чтобы использовать резиденцию как можно чаще для интенсификации международной деятельности в Калининградской области. Помните, в июне 2013 года там прошла сессия Совета государств Балтийского моря, в которой приняли участие 12 глав министерств иностранных дел, в том числе наш министр Сергей Викторович Лавров? Тогда это место всем очень понравилось, но, к сожалению, после 13-го года серьёзных государственных мероприятий, на моей памяти, там не было. Лишь в августе прошлого года в госрезиденции прошло заседание межправительственной комиссии Россия-Хорватия. После встречи Суркова с Нуланд, думаю, госрезиденция обретёт новое дыхание. Ведь, действительно, Пионерский удобен и для европейцев, и для Москвы. Но не думаю, что госрезиденция может стать местом для решения глобальных проблем. На уровне стран Балтийского моря, считаю, площадка станет востребованной.

— Перейдём на региональную тематику. В июне 2015 года вы проводили в калининградской приемной президента РФ личный приём. Расскажите, с какими проблемами обращаются рядовые калининградцы?

— Такие приёмы я провожу регулярно. В течение последних трёх лет, как минимум, по два раза в год. Но сразу скажу, что туда приходит небольшое количество граждан.

— С чем это связано?

— Думаю, не с тем, что нас не знают, в нас не верят и т.д. Просто сегодня в нашей системе и так действуют обширные коммуникативные возможности для прямой связи с населением. Это и ежедневный личный приём, кроме пятницы. Это и обмен электронными письмами, это и общение в социальных сетях. Кстати, по итогам 2015 года сайт нашего представительства признан одним из лучших по насыщению содержательной части и методологии использования.

За 2015 год всего к нам обратились 450 граждан. Нередко калининградцы обращаются за помощью для своих близких, попавших в беду за границей. Много вопросов по гражданству. Хотя это миссия миграционной службы, но, тем не менее, мы не отказываем таким людям. Бывают и приятные случаи. В прошлом году, например, мне довелось помочь жительнице Зеленоградского района, которая работает скрипачкой на круизном лайнере. Она захотела связать свою жизнь с гражданином Великобритании, таким же музыкантом, как она. Но из-за жёсткого графика рейсового обслуживания им не удавалось зарегистрировать брак, поскольку, как известно, в России с момента подачи заявления до самой регистрации проходит достаточно много времени. Мы помогли, связались с нашим ЗАГСом. И девушка потом позвонила, поблагодарила, на свадьбу приглашала (улыбается).

— Минувший год прошёл под знаком 70-летия Великой Победы. Скажите, много иностранных гостей побывало на торжествах в Калининграде?

— По официальным данным, в дни празднования юбилея Победы Калининградскую область посетило более 30 организованных зарубежных делегаций. Это страны СНГ и Таможенного Союза, наши ближние соседи, несмотря на сложные отношения, а также европейские гости. Случился даже некий казус, когда к нам впервые обратилась немецкая общественная организация с просьбой разрешить им пройти 9 Мая в составе парадного расчёта на Параде Победы. После консультаций мы приняли решение о нецелесообразности подобной акции. Отвели, так сказать, в сторону этот скользкий момент.

— Как вы считаете, удалось донести Западу, что Победа в Великой Отечественной войне для россиян – это фундамент нашей исторической памяти?

— Знаете, все, кто видел Парады Победы – всегда остаются под впечатлением. Но что касается продвижения нашей Победы на Западе как исторической ценности, то здесь нужен, как мне кажется, другой подход. На мой взгляд, не стоит хвалиться перед европейскими гражданами восторгом, мол, вот у нас какая мощная техника, вооружение. Они и так это видят. Надо с фактами на руках доказывать, какую роль сыграла Красная Армия в Победе. Прежде всего, это освобождение практически всех европейских столиц от немецко-фашистского порабощения. Это, например, спасение американских солдат в Тихом океане, когда СССР вступил в войну с Японией. Таких примеров большое количество. Надо только грамотно их излагать. И тогда здравомыслящие люди в Европе будут понимать значение Красной Армии.

— В иностранной прессе мы всё чаще слышим «страшилки» о Калининграде. Например, командующий ВВС США в Европе назвал Калининградскую область «крайне опасной ситуацией» с точки зрения военной составляющей. Наверняка, об этом вас расспрашивают и коллеги-дипломаты их других стран. Что вы им отвечаете?

— К моему удовольствию, дипломаты, работающие в Калининграде, являются высококвалифицированными людьми и не позволяют себе задавать провокационные вопросы. Что же касается вашего вопроса, то мне жалко журналистов – и наших, и зарубежных – за «умение» вырывать слова из контекста. Я специально нашёл эту статью, где командующий ВВС США в Европе говорит, цитирую: «Системы ПВО в Калининградской области выстроены таким образом, чтобы затруднить доступ к этой зоне, а также воздушному пространству близлежащих стран Прибалтики и Польши. Это очень серьёзно, но («обратите внимание!», — добавляет П. А. Мамонтов. «НьюсБалт»), — Россия имеет полное право размещать на своей территории средства ПВО, а США и НАТО продолжат наблюдение за наращиванием мощи и будут принимать её в расчёт». Скажите, где здесь паника из серии «Шеф, всё пропало!»? Мы видим абсолютно нормальную реакцию квалифицированного военного офицера. Это естественно, когда страна, заботясь о недопущении на близкое расстояние воздушных наступательных сил, создаёт радиолокационное поле, в котором может найти и уничтожить угрожающие ей объекты.

— Иностранная пресса также всё больше делает акцент на т.н. «Сувалковском коридоре» — участке польско-литовской границы. Пишут, что якобы Россия может захватить этот коридор и соединиться с Белоруссией, чтобы обеспечить Калининграду прямой наземный доступ к «большой России».

— Такие публикации крайне провокационны и просто непрофессиональны. Есть известные Потсдамские договорённости, которые гарантируют нерушимые границы, установленные после Второй мировой войны. Нет права ни у какой страны кроить границы в Европе. Во-вторых, для сближения Калининграда с «большой Россией» на сегодня есть цивилизованные формы. Это более десяти авиарейсов в день из Калининграда в Москву, Петербург и другие российские города. Считаю, что ныне существующие возможности транзита через территорию Литвы – также приемлемы и комфортны. В течение 28 часов можно получить упрощённый проездной документ по железной дороге, и в течение семи рабочих дней – упрощённый транзитный документ для путешествия на легковой машине, с ограничением находиться на территории Литвы не более 24 часов. Десять лет этой системе…

— И сбоев нет?

— Нет. За эти годы всё отлажено до автоматизма. Бывают проблемы, когда семья при покупке билетов забывает предоставить персональные данные на некоторых членов семьи, чаще всего, на детей. Но никто их не ссаживает с поезда во время проверки на границе. Литовские партнёры решают вопросы положительно, как говорится, по-человечески. На днях в литовском генконсульстве по инициативе Калининградской железной дороги состоялась встреча, где мы обсуждали текущие вопросы пассажирского транзита, и все участники переговоров отметили, что транзит идёт успешно.

— В прошлом году в Польше демонтировали барельеф генералу Ивану Даниловичу Черняховскому. Для вас лично это стало неожиданностью?

— Мы предполагали, что этим может закончиться, поскольку глава муниципалитета, в границах которого находится мемориал Черняховскому, не побоюсь этого слова, не совсем здравомыслящий. Совершенно ясно, что действия этого человека – абсолютно конъюнктурные. Это попытка показать себя, чтобы его запомнили в верхних эшелонах польской власти. Но это всё временно, пройдёт. А мы не забудем.
С другой стороны мы с удовлетворением констатируем, что абсолютное большинство памятных мест в Польше содержится в хорошем состоянии. Некорректно говорить об оголтелой антироссийской политике по отношению к памятникам красноармейцам. В 2015 году, по данным Посольства России в Варшаве, зафиксирован 21 случай вандализма. А памятников около трёхсот.

— А как вы прокомментируете какую-то фантасмагорическую историю о планах бизнесмена из Магнитогорска забрать барельеф Черняховского якобы за 10 тонн пшеницы…

— Начнём с того, что у нас есть российско-польское межправительственное соглашение об охране памятников. Такое ощущение, что в Польше его никто не читал, когда они заявляют, что в документе, дескать, идёт речь только об уходе за могилами. Я специально распечатал этот документ. Статья один. Цитирую: «Настоящее Соглашение регулирует сотрудничество Сторон в решении всех вопросов, связанных с установлением, регистрацией, обустройством, сохранением и должным содержанием мест памяти и захоронений — российских — в Республике Польша и польских — в Российской Федерации — военнослужащих и гражданских лиц, погибших, убитых и замученных в результате войн и репрессий, далее именуемых местами памяти и захоронениями». Чёрным по белому написано: «Места памяти». Кто скажет, что место гибели генерала Черняховского в польском Пененжно – не место памяти?

Так вот, возвращаясь к этой «сделке» между Пененжно и Магнитогорском. Это не игрушки. Решение будет принимать только МИД Российской Федерации на основании именно этого Соглашения, а не фермер из Челябинской области.

— В конце года произошёл ещё один международный скандал в Калининграде. Была демонтирована мемориальная доска немецкой поэтессы Мигель. Представительство МИД принимало участие в этом событии? И насколько, по вашему мнению, опасна для калининградцев эта памятная доска?

— История с Мигель двоякая. С одной стороны её позиционируют как известную немецкую поэтессу, воспевшую красоты Кёнигсберга. Обращают внимание, что она издавала книги для детей. С другой стороны, мы знаем о ней, как о члене нацистской партии, подписавшейся под т.н. «Клятвой Гитлеру». Считаю, что в этом вопросе последнее слово должны сказать эксперты-историки – как российские, так и немецкие. В Германии, например, давно переименованы улицы, ранее названные её именем. Главное в этой истории – не наломать дров, не опуститься до того, чтобы, скажем, нашего калининградского поэта Сэма Симкина, переводившего стихи Мигель, объявить «фашистским приспешником». В мировой истории такие факты имели место. Взять, например, Байрона, который в своё время воевал на стороне мятежников в Греции, и тогдашними официальными Афинами был признан врагом.

— Минувшей весной польские единомышленники передали через вас для президента Владимира Путина картину, написанную в честь 70-летия со дня освобождения концлагеря Освенцим. Акварель дошла до адресата?

— Мы передали картину в Администрацию президента РФ и получили подтверждение, что подарок получен. Вот такие поляки войдут в историю.

Беседовал Андрей Выползов.