Танки в Москве. Август 1991 г. В Вильнюсе такую картина наблюдалась восемь месяцев назад.
Танки в Москве. Август 1991 г. В Вильнюсе такую картина наблюдалась восемь месяцев назад.

Крах СССР предрешил не август, а январь 1991 года

Очерк историка Валерия Иванова из Литвы к 25-летию путча

Сегодня Русский мир отмечает 25-летие «августовского путча». Историки до сих пор спорят, что это было — реальная попытка спасти Советский Союз или спектакль, целью которого были как раз похороны СССР.  Чтобы разобраться в этом ключевом вопросе, важно понимать, что путчу предшествовали события в Литве, ставшие спусковым механизмом к разрушению великой страны. Об этом очерк историка Валерия Иванова, опубликованный на литовском портале Sauksmas.lt 

Прошло 25 лет с того времени, когда в столице Литовской ССР Вильнюсе в ночь на 13 января 1991 года погибло 14 человек. Однако до сих пор мы не знаем ни один конкретного человека, от непосредственных действий которого погиб той трагической ночью каждый конкретный гражданин Литовской ССР и СССР. Не зная этого, с юридической точки зрения невозможно определить убийцу. Невозможно определить, действовали ли он сам или в сговоре с кем-то.

Важнейшая юридическая констатация конкретного убийцы до сих пор не состоялась, хотя следствие вели:

— Генеральная прокуратура СССР во главе с Н. Трубиным.

— Прокуратура Литовской ССР во главе с А. Петраускасом.

— Генеральная прокуратура Литовской Республики во главе с А. Паулаускасом.

Затем все документы своих расследований Генпрокуратура СССР передала 26 сентября 1991 года Генпрокуратуре Литовской Республике. В Вильнюсе состоялось два судебных процесса, на которых рассматривались обстоятельства трагических событий 13 января 1991 года в Вильнюсе и объявлялись виновные:

  1. Судебный процесс 11.1993 – 04.1994 «Дело В.Иванова и советских патриотов»;
  2. Судебный процесс 10.1996 – 08.1999 «Дело профессоров», руководителей коммунистической партии Литвы.

С 28 января 2016 года литовские власти затеяли новый судебный процесс в отношении более шестидесяти бывших военнослужащих Советской армии и других силовых структур СССР, советских административных чиновников и деятелей Коммунистической партии Советского Союза. Тем самым в Литве осуществляется попытка воссоздания «Нюрнбергского процесса», чтобы затем назвать все названные на этом суде государственные структуры СССР «преступными организациями» – вместе с самим этим «государством агрессором и оккупантом», а всех их служащих, работников и членов – преступниками.

Первоначально «Саюдис» поддержало всего 6%

Поскольку все мы являемся свидетелями очередного акта «русофобской» гибридной войны, ведомой Вашингтоном и странами НАТО против современной России, в данном случае под ширмой литовской Фемиды, хотелось бы кратко напомнить неискушённому читателю о том, что привело к названным трагическим событиям в Вильнюсе и что происходило в ту ночь на 13-е января 1991 года в Вильнюсе.

Инициированная с приходом к власти в СССР в марте 1985 г. Генерального секретаря ЦК КПСС М. Горбачёва «перестройка» изначально была организована с целью ускорения экономического развития страны. Однако, как склоняются сегодня многие историки и эксперты, это был камуфляж, прикрывавший реализацию более серьёзных политических целей руководства СССР, направленных на развал Советского государства. Это было прекрасно видно по событиям в союзных республиках, в частности, прибалтийских. Литовское движение за перестройку – «Саюдис» – было организовано 3 июня 1988 года по инициативе ЦК КП Литвы и при поддержке республиканского комитета Госбезопасности, по указке ЦК КПСС и КГБ СССР. Название «Саюдис» («Содвижение») не оригинальное: так называли себя антисоветские белоповязочники в момент оккупации фашистской Германией территории Литовской ССР в последней декаде июня 1941 года.

После визита в Литву секретаря ЦК КПСС по идеологии А. Яковлева летом 1988 года руководство «Саюдиса» по прямому указанию московского визитёра взяло курс на выведение Советской Литвы из состава СССР — со сменой государственного строя. После республиканского съезда  «Саюдиса», прошедшего в Вильнюсе в октябре 1988 года, антисоветская, национал-сепаратистская деятельность новоизбранного руководства «Саюдиса» во главе с В. Ландсбергисом и при поддержке ЦК Компартии Литвы во главе с А. Бразаускасом резко усилилась. До объявления решения (незаконного) президента СССР М. Горбачёва о признании выхода Литовской Республики и других прибалтийских республик из состава СССР 6 сентября 1991 года, начиная с июня 1988 года «Саюдис» активно поддерживало всего около 6% граждан Литовской СССР (в Литве тогда проживало всего 3,7 млн. граждан, то есть чуть более 200 тысяч человек).  Пассионарную руководящую верхушку движения «Саюдиса» составляла литовская интеллигенция: учёные, творческие работники культуры и искусства, количество которых составляло всего несколько сотен человек. Их поддерживали на местах преподаватели, служащие, врачи и медработники.

Изначальным лозунгом, который привёл к резкой поляризации общества в Литовской ССР стало требование «саюдистов» о введении государственного литовского языка с полным игнорированием того факта, что в крупных городах республики проживало значительная часть нелитовцев: русских, поляков, евреев  и т. д. (в основном, это были рабочие крупных промышленных предприятий).

На противодействии этим националистическим действиям «Саюдиса» и тогдашнего руководства Коммунистической партии Литвы в начале ноября 1988 года сформировалось интернациональная общественная организация «Социалистическое движение за перестройку в Литве «Vienybė-Единство-Jedność» (слово «Единство» на литовском и польском языка, сокращённо — СДПЛ «Единство»). Левые, интернациональные, социалистические силы в Литовской ССР были представлены значительно большим количеством граждан республики. Только Компартию Литвы составляли около 200 тыс. членов. После распада Компартии Литвы, с молчаливого согласия ЦК КПСС, на партийном съезде 21 декабря 1989 года в Вильнюсе количество коммунистов, оставшихся верными Уставу и придерживавшихся интернациональных идеалов, составляло 40 тыс. человек — они остались членами Коммунистической партии Литвы на платформе КПСС, сокращённо — КПЛ/КПСС, во главе с Первым секретарём, доктором исторических наук, профессором М. Бурокявичюсом.

В тоже время, в отношении активно действующей на политическом поле организации СДПЛ «Единство», которая приобрела широкую поддержку трудящихся Литвы, по указке ЦК КПСС и при поддержке местных националистов, а также, как ни странно, руководства ЦК Компартии Литвы на платформе КПСС, прежде всего в лице второго секретаря В. Шведа, усилило противодействия СДПЛ «Единство», началась дискредитация её лидеров…

Всё это привело к тому, что во время выборов в Верховный Совет Литовской ССР, состоявшихся в конце зимы 1990 года, преобладающее большинство мест получили сторонники «Саюдиса». На первом же заседании этого органа власти Литовской ССР в ночь на 11 марта 1990 года саюдистские депутаты, не имея на то никаких полномочий от избирателей, объявили «Декларацию о независимости» и отменили действие Конституции Литовской ССР. Это было безграмотное, мотивированное лишь политикой национал-сепаратизма, юридическое решение депутатов этого Верховного Совета, которые объявили одновременно о восстановлении Конституции Литовской Республики 1938 года.

Тем самым, фактически депутаты саюдисты сделали свою «Декларацию о независимости» юридически ничтожной. Поскольку юрисдикция – территория действия этой декларации ограничивалась границами Литвы 1938 года. Общеизвестно, что город Вильно и Виленский край не входили в состав межвоенной Литвы: были тогда составной частью территории Польши.

Затем, как ни в чём не бывало, «саюдисты» продолжили работу в этом же Верховном Совете, с полномочиями, полученными по Конституции и законам Литовской ССР. Спешили, поскольку уже 3 апреля 1990 года Верховный совет СССР принял закон «О порядке решения вопросов, связанных с выходом союзной республики из состава СССР». Работая на опережение, национал-сепаратисты Саюдиса ввели в СМИ, на митингах и другими методами воздействия на людей разнузданную антисоветскую, антирусскую пропаганду, возбуждая национальную неприязнь и противостояние в обществе. Росло недовольство трудящихся предприятий республики. Люди понимали, что выход из СССР – лишение дешёвого сырья, энергоносителей, рынка, субсидий и отход от всесоюзных технологий и ГОСТов – приведёт к деградации промышленного производства в республике, упадку экономики, массовым увольнениям и безработице.

Жертвы планировались…

Естественно, в таких условиях надеяться на стабилизацию социальных структур в республике не приходилось. Кроме того, «Саюдис» приступил к формированию вооружённых структур боевиков, которые призывались осуществлять противодействие подразделениям Советской армии по заявлению «саюдистов» — «оккупирующих» республику. В этих условиях, Кремль и ЦК КПСС не предприняли ничего для того, чтобы имеющимися в республике силами и средствами, опираясь на действующую Конституцию Литовской ССР и законы, пресечь антигосударственные действия национал-сепаратистов.

Вместо этого, местным коммунистам в середине декабря 1990 года пришли указания – для противодействия «Саюдису» создать на основе «здоровых интернациональных, демократических сил Комитет национального спасения (КНС)». (От кого «спасения», чьего – «национального»?) Литовские коммунисты не пошли на поводу у этой провокации – обозначив «нечто», как этот КНС, который только в ночь на 13 января вдруг кем-то был объявлен, как «существующий», без объявления списочного состава и на следующее утро уже 13 января, вдруг «испарился в синей дали», так и не собрав себе лавры очищения центрального литовского телевидения и радио от «нацистской скверны». Правда, главнокомандующий Вооружёнными силами СССР М. Горбачёв потом заявлял, что спал той ночью 13 января 1991 года, а там, в Вильнюсе, какой-то «комитет национального спасения», сговорился с местными военными и начал действовать. Мол, не виноват я…

Запалом самим событиям послужило резкое поднятие цен на продукты питания, в том числе в рабочих столовых, где обед уже 8-го января 1991 года стоил 5 рублей, вместо 1-го рубля накануне. По решению профсоюзов к Верховному Совету Литвы пришли протестующие рабочие крупных вильнюсских предприятий. Цены были отменены. Воодушевлённые этой политической победой над «саюдистами», рабочие пришли и в следующие дни к литовскому парламенту с требования его роспуска и назначением новых выборов. В это же время, 10 января 1991 года советские вооружённые подразделения взяли под контроль собственность ЦК Компартии Литвы Дом печати, изгнав вещавших из него национал-сепаратистов. Что странно, при этом, не тронули отстоящую от него на расстоянии всего километра по прямой Вильнюсскую телебашню, откуда также массово вещали на республику антисоветские, националистический пропагандисты.

Затем, после призыва лидера «Саюдиса» В. Ладсбергиса и др.: «Люди Литвы срочно приезжайте и встаньте на защиту Вильнюсской телебашни и других важных стратегических объектов столицы», «Будем воевать против Советов», — этих людей, в том числе целый автобус детей из детского дома в Казлу-Руде, организовано привезли в Вильнюс. И когда, всё где надо было обставлено беззащитными людьми, а на крышах близлежащих домов разместились литовские снайперы (их, в количестве 18 человек,  по заявлению бывшего члена сеймовской комиссии по обороне и безопасности В. Пяткявичюса, доставили из Лаздияй), на улицы Вильнюса поздней ночью на 13 января 1991 г. из военного городка выехали танки и бронетехника в сопровождении военнослужащих Советской армии.

Команды стрелять на поражение военные не получили, поэтому, когда на них нападали разъярённые националисты, они вынуждены были отмахиваться прикладами автоматов, словно дубинами, а танки стреляли холостыми патронами. Команду на такие действия Вооружённых сил СССР мог дать только Главнокомандующий М. Горбачёв. Детальное расследование тех событий, показало, что жертвы ночи 13-го января в Вильнюсе – планировались. Об этом публично заявил бывший руководитель вооружёнными боевыми отрядами Саюдиса Аудрюс Буткявичюс, причём планировалось и совместно с московскими представителями…

Без войны виноватые

Сегодня в зале Вильнюсского окружного суда, где слушается дело «О событиях 13 января в Вильнюсе», на скамье подсудимых сидят два человека бывшие офицеры: Юрий Мель (гражданин России из Калининградской области, арестован литовскими властями при посещении Литовской Республики в марте 2014 года) и житель Вильнюса Геннадий Иванов (гражданин России, находящийся «под подпиской о невыезде»). Оба – бывшие военнослужащие Советской армии. Они, согласно военной присяги, во время январских событий в Вильнюсе по приказу Главнокомандующего исполняли свой воинский долг перед своими согражданами и страной. Но их задержали и обвиняют по законам нынешней Литовской Республики, несмотря на то, что тогда они были гражданами существовавшего СССР и Литовской ССР (и никогда – Литовской Республики), у которых были свои конституции и законы, действие которых распространялось на территорию, юридически зафиксированную границами этих государств. Это было признано и в международных правовых документах, например, в Хельсинских соглашениях 1975 года, которые подписали главы 35-ти ведущих стран Европы, а также — США и Канады.

Их обвиняют также, согласно принятых в Литовской Республике в 2009 году новых законодательных актов, в преступлении против человечности, в результате военных действий Советской армии против независимой Литовской Республики, совершённых в Вильнюсе в январе 1991 года.

Звучит абсурдно: как можно обвинять солдат в военных преступлениях, когда не было самой войны? Ведь не призвали к ответственности Главнокомандующего Вооружёнными силами СССР – М. Горбачёва.  

Генеральная  прокуратура Литвы при расследовании тех трагических событий в Вильнюсе нарушила договорные с Россией, как преемницей СССР, условия Соглашения от 26 сентября 1991 года, подписанные Генеральными прокурорами Н. Трубиным и А. Паулаускасом. В этом Соглашении Генеральная прокуратура Литовской Республики брала на себя обязательства соединить все собранными московскими следователями и передаваемые Литве материалы 37-ми томов дела № 18/5918-91 по расследованиям событий 13 января 1991 года в Вильнюсе с имеющимися у литовских юристов в производстве по тем же фактам уголовным делом и — «продолжить всестороннее, объективное и полное его расследование…». При этом литовская сторона обязалась сообщать о результатах своих расследований другой договаривающейся стороне.

Сегодня очевидны вопиющие нарушения цивилизованных юридических норм Генеральной прокуратурой Литвы при расследовании трагических событий 13 января 1991 года в Вильнюсе, о чём свидетельствуют следующие факты:

a). Инкриминирование обвиняемым норм закона, которые на момент свершения предполагаемого преступления не действовали на территории нынешней Литовской Республики.

b). В январе 1991 года столица Литовской ССР Вильнюс входила в состав территории Литовской ССР, как составная часть территории СССР, на которой действовали Конституции и законы этих суверенных государств, которые были обязаны соблюдать граждане Литовской ССР и СССР.

c). Нигде юридически, в том числе и в международных правовых актах, не была зафиксирована территория юрисдикции Конституции Литовской Республики 1938 года и других актов принятых Верховным Советом Литвы, начиная с 11 марта 1990 года и далее – в том числе на время произошедших в январе 1991 года в Вильнюсе трагических событий.

d). Литовская Республика была принята в состав ООН 17 сентября 1991 года – т.е. только с этой даты, до этого никем не признанное данное государство литовцев и его политическое руководство, обрели суверенный статус и стали субъектом международной политики и юридической ответственности в отношении соблюдения международных правовых актов, общепризнанных зарубежными странами и международными организациями, начиная с ООН.

e). Определение в отношении жителей Литвы — «гражданин Литовской Республики» — было юридически зафиксировано в соответствующем литовском паспорте, который начал выдаваться на руки людям в Литве с 1-го июля 1992 года.

f). Применение к лицам законов Литовской Республики к негражданам Литовской Республики,  бывших на момент рассматриваемых трагических Вильнюсских событий на территории Литовской ССР (в её столице) и территории СССР гражданами этих же государств, является абсолютным нарушением цивилизованных норм юриспруденции и недопустимо с правовой точки зрения.

g). Граница современной Литовской Республики была окончательно зафиксирована лишь в августе 2003 года, когда президент России В. Путин подписал соответствующий договор с Литовской Республикой.

h). Все указанные факты противоречат и нормам: Всеобщей декларации прав человека ООН (1948 г.) – ст.ст. 9, 10, 11; Европейской конвенции по права человека (1950 г.) – ст.ст. 5, 6, 7; Международный пакт о гражданских и политических правах (1966 г.) – ст.15. Все названные статьи из всеобще признанных мировым сообществом юридических актов международного права категорически запрещают наложение ретроспективных уголовных наказаний.

Однако именно сейчас Окружной суд Литовской Республики, вопреки чётко установленным нормам европейского и международного права, занимается рассмотрением событий 13 января 1991 года в столице Литовской ССР — совершенно другого государства, преемниками которого нынешние власти Литвы себя не считают. 

С 8 июня т.г. судебные слушания свидетелей приостановлены на летние каникулы и продолжатся лишь в сентябре 2016 года. Сам процесс планируется закончить к концу 2017 года, возможно — к 100-летию Октябрьской революции (если не помешают болезни судей и прокуроров, поскольку, по имеющимся сведениям, Симонас Слапинскас – главный государственный обвинитель по данному делу болен тяжёлой болезнью). Русофобский спектакль в Вильнюсе продолжается…

Но не обретут души убиенных покоя, ибо воздание настоящим убийцам жертв той трагической ночи в Вильнюсе, как видно из с представленных здесь фактов, неправедный суд не способен свершить.