Калининградский писатель Борис Бартфельд в окружении подрастающего поколения. Фото: Kaliningradlib.ru

«Это вредная для патриотического воспитания книга»

Мнение о новом романе калининградского писателя Бориса Бартфельда, выдвинутого на региональную премию "Признание"

Первый зампредседатель Калининградского областного комитета ветеранов Герман Бич высказался о новой книге калининградского писателя Бориса Бартфельда «Возвращение на Голгофу», которая выдвинутая на региональную премию «Признание» в области литературы и искусства. 

Меня очень заинтересовала книга нашего калининградского писателя, председателя калининградского отделения Союза российских писателей Бориса Нухимовича Бартфельда «Возвращение на Голгофу», изданная в Москве в издательстве «Эксмо» в 2016 году (Библиотека исторической прозы). В ней — прекрасный анализ международной обстановки времен Первой Мировой войны и Великой Отечественной войны. Написана она отличным литературным языком.

У автора редкий дар находить слова, обыгрывать скользкие моменты исторической правды так, чтобы в это поверил читатель. Это надо уметь в прекрасное изложение вставить лишь одно слово, которое запоминается из всего написанного.

Вот на странице 110 автор словами своего героя, генерала Покровского говорит другому герою книги Орловцему «об использовании танковых соединений в операциях по прорыву массированной обороны, а Орловцев и не возражал, впечатлённый этой дикой, хоть и рукотворной мощью». Вот слово «дикой» искажает всю сущность нашей воющей армии.

В книге очень достоверно описана война, жизнь офицеров, солдатский быт, но показ солдата по имени Иосиф, названного в честь руководителя страны Иосифа Виссарионовича Сталина, якобы знавшего его ранее, видится как-то не правдоподобно. И постоянно мы читаем, какие страдания испытывает Иосиф, его мучают видения, якобы даже на фронте его ищут особисты, чтобы уничтожить, и потом он от этого всего погибает, подорвавшись на минном поле.

К примеру, это на странице 294 Иосифу чудится, что Сталин говорит ему: «Ну здравствуй, тёзка. Так ты мне письмецо и не написал, хоть прошлый раз обещал. Всё надеешься, что не найду тебя? Найду, найду, мой мальчик, не сомневайся».

И читатели, прочитав это, поверят, каким «извергом» был наш руководитель страны, доля которого в нашей Победе над фашизмом, в защите своего государства, спасения её жителей, да и вообще нашей цивилизации, неизмерима.

Конечно, это дело автора приводить сравнения о физических недостатках великих людей человечества, но уж не надо сравнивать Сталина c Вильгельмом I и с Гитлером. Стр.241 «…что и Сталин сухорук. Получалось, что главные участники обеих великих войн ущербны — сухоруки и с неуёмным стремлением к власти. Выявлять их общность и рассуждать о том, что психологический тип всех троих во многом определялся стремлением компенсировать свои физические недостатки, собеседники не решились. Поражённые подобным сопоставлением, они быстро свернули разговор, и генерал ушёл».

А описание, как лютует особист над солдатами госпиталя, которого «отшила молодая врачиха, отказав ему в любви». Если попросту говорить, то в войну «отшивали» не только особистов, но и многих других. А тут на тебе, пример о зверствах именно особистов.

Стр.102. «Орловцев увидел команду солдат во главе с младшим лейтенантом, которые падали на землю, отжимались, ползли, вскакивали, перебегали на новое место и снова падали. Все это продолжалось во всё убыстряющемся темпе, под лающие, матерные выкрики капитана с багровым, налитым кровью лицом».

Всё время мы читаем об ужасах, которые творили особисты: он приходили, расспрашивали, потом забирали невинных и уничтожали. От этого всего всем читателям насаждается мысль, что они звери и совсем не нужны были в армейской среде, от них только жизнь в воинских частях невыносима.

В такой книге автор не мог обойтись о якобы зверствах наших солдат по отношению к немецким женщинам, хотя он прекрасно знал о строжайшем приказе Верховного главнокомандующего И.В.Сталина, что за все эти проступки любой военнослужащий шел под трибунал. Об этих похождениях нашего солдата, как он обращался с немецкими женщинами, мы читаем на страницах 230-232.

Ну для чего такое писать в книге? Показать о якобы зверствах советских солдат? По-моему, ту что-то другое. Скажу, что автор, написав такое, использует метод, который применяют очень умные люди, которые в конце повествования делают оправдательное заключение: Стр232. «Ощущение было, что они не чай пили, похохатывая, а дерьмо хлебали и теперь не могут отплеваться. Солдаты замолчали и разбрелись по углам».

И этот случай с убийством комбата от разорвавшегося рядом с ним снаряда, а потом эти похороны и страдания его любимой девушки,танцевавшей голой перед его головой.

Как-то невероятно читается случай встречи немецких беженцев, которые, уходя из своих селений и городов, встречаются с советскими танками. Так, на странице 333 мы читаем, как один из немцев, по фамилии Брун увидел «…вместо снега оттуда ударила молния, грянул гром. Ему показалось, что в просвете туч мелькнула хохочущая голова в танковом шлеме. Брун вскочил, побежал по полю вдоль дороги, истошно крича:
— Бог на небе в русском танковом шлеме! Он грозит нам с нашего неба! Сегодня наш Бог — русский танкист!
Он бежал, мечась из стороны в сторону, хватая людей за одежду, расталкивая их, не разбирая пути. Танк, замыкающий колонну, зацепил его, подмял, затащив подгусеницы и оставил за собой кровавое, размолотое месиво».

Обложка книги «Возвращение на Голгофу».

Обложка книги «Возвращение на Голгофу».

Я сделаю небольшое отступление. Мне показалось, что он пишет о нашем танкисте Борисе Петровиче Пирожкове, участнике знаменитого «огненного рейда». Это когда командующий 11-й армией генерал Галицкий решил прошибить немецкую оборону и послал по тылам врага 89-ю танковую бригаду, командиром которой был полковник Соммер, а это 60 танков и ещё полк самоходок.

«13 суток нас молотили, мы молотили их, мы не пили, не ели, и, в конце концов, мы вышли к сегодняшнему аэродрому Храброво, и к этому времени у нас осталось только три танка и шесть самоходок. Это от того, что немцы очень здорово воевали, они защищали свою Родину. У них было очень страшное оружие — это фаустпатроны. Он, когда попадает в танк, прожигает его, в течение пяти секунд моментально погибают все, кроме механика-водителя, который сидит внизу танка, и ему, чтобы спастись надо только эти пять секунд: открыть люк, выскочить и броситься на землю».

Так однажды пришлось сделать и Борису Петровичу.

Книга вызывала у меня странное ощущение: то мне интересно читать о войне 1914 года, как воевали наши офицеры и генералы, здесь прекрасные выкладки и выводы, и какое-то отвращение, когда я читал события, рассказывающие о последних месяцах войны 1944-45 годов. Всё вроде бы правдоподобно, так воевали, жили на войне наши люди, но подспудно прослеживается нить, что всё было не так, ни в руководстве страны, ни в жизни офицеров и солдат. Вроде бы наши предки, как то не так воевали, не нормальное было у них понимание о жизни.

Я пишу эти строки после поездки в «Поезде Памяти» в города Брянск и Минск, так как читал в ней эту книгу «Возвращение на Голгофу».

Мне было не по себе, когда я стоял на мемориале«Хацунь» Брянской области, где было убито 318 человек, а деревня полностью сожжена. А всего за годы оккупации на Брянщине было уничтожены 930 деревень. Стоя здесь перед глазами у меня стояли строки о якобы зверствах наших солдат в Восточной Пруссии. Тоже самое потом я это чувствовал и в Белоруссии на «Хатыни», где погибло 149 жителей и ещё сожжено 136 деревень.

Вроде бы понятно и в тоже время непонятно зачем так описывать, вставлять в историю жизни, боёв наших воинов такие страшные, неправдоподобные, морально ненужные эпизоды, в отдельных сценах, как говориться, не веришь автору. И танцы перед головой, и самоубийство на минном поле, и преступления только одних украинских националистов. А немцы белые и пушистые. Читателю не верится всё это.

Каждый писатель имеет право на своё мнение, так как он в ответе за каждое слово. Некоторым приходилось платить за слова жизнью. Это право писателя. Но нет у писателя права на очернение нашего народа, понёсшего от рук гитлеровских завоевателей столько бед и страданий, и потом требовать от государства за это денежную награду. Скажу так, в этом романе счастлив один жеребёнок, а наших воинов автор провожает в пекло предстоящего боя, в неизвестность.

Как говорил Станиславский: «Не верю.»

Что почувствует, прочитав эту книгу, наша молодёжь?

По-моему, это вредная для патриотического воспитания книга.

Герман Бич.

Герман Бич.

Об авторе. Герман Петрович Бич, 78 лет. Писатель, общественный деятель. В 1941—1942 гг. находился в блокадном Ленинграде. Калининградец с мая 1946 года. Член Союза российских писателей, председатель Калининградской региональной общественной писательской организации «Союз свободных писателей». Сочинения: «Калининград — город детства и юности», «Калининград — город счастья», «Алёшкино лето», «Из Кёнигсберга в Сталинград, из Калининграда в Волгоград».

  • Oleg Mixajlov

    Книгу изъять из продажи и из представления на премию,оставить несколько экз.для истории..как пишут о войне писатели ненавидеющие свою родину

  • Владимир Шульгин

    Б.Н. Бартфельд — известный представитель кёнигсбергски-ориентированного местного «социума», весьма властного, кстати говоря, судя по «политике» нашего Минкульта, теперь объединённого «с туризмом». Поэтому нет ничего удивительного, что именно его работа выдвинута на областную премию. Они ею владеют давно и всецело, естественно, себе же и выдают. Вот такой «Калининград фон Кёнигсберг» получился, как выговорила когда-то показательно одна поэтесса, соратница Бартфельда. Это называется реваншизм.

  • Влад Гриньков

    У Балтийской
    писательской организации при Союзе
    писателей России есть любимый
    заскок на так называемой «германизации»
    и патриотизме. Заскок этот настолько
    для них значим, что необходимость его
    доказывать, перекрывает их необходимость
    нормально писать. Нынешняя Балтийская
    писательская организация состоит скорее
    из идеологов, а не поэтов и прозаиков.
    Конечно, они пишут тексты о патриотизме
    и Великой стране, но таким стилем и
    слогом, что унижают эти несомненно
    Великие понятия. Видимо тот факт, что
    большая часть из них военные на пенсии,
    не даёт им покоя в мирной литературной
    жизни. Хотя и у них есть пару достойных
    имён — Геманов, Грицук, Тетенькина и
    другие.

    Уважаемый
    Герман Бич, для начала поднимите уровень
    своей литературной организации. Если
    Бартфельд, по вашим словам, уважает
    слово, но не уважает национальные идеи,
    то вы уважаете идеи, но совсем не любите
    русское Слово. Займитесь собой наконец.
    Ваша война с мифической «германизацией»
    отвлекла вас от предназначения писателя.
    Вернитесь к нему вы и Балтийская
    писательская организация. Пишите. Не
    унижайте Великие идеи слабыми текстами.

    • Владимир Шульгин

      Софистикой занимаетесь, милчеловек, уводя в сторону от обсуждаемой проблемы