Девиз Польши «За нашу и вашу свободу!».

О «польско-японской операции» НКВД

Как эмигрантская Польша в годы Второй мировой помогала союзнику Гитлера, читайте в материале публициста Владислава Гулевича

В межвоенные годы и во время Второй Мировой войны эмигрантская Польша сотрудничала с одним из самых жестоких режимов своего времени – милитаристской Японией.

Задел польско-японской дружбе положил национальный герой Польши Юзеф Пилсудский ещё в годы русско-японской войны 1904-1905 гг., предложив Японии свои политические услуги. Продолжая идеологическую линию польских повстанцев XIX в.с их лозунгом «За нашу и вашу свободу!», Пилсудский лицемерно убеждал украинцев, белорусов и литовцев, будто светлое будущее их ждёт только в случае тесного союза с Польшей против России.

К китайцам и корейцам, пострадавшим от японского вторжения 1894-1895 гг., этот лозунг, видимо, не относился, хотя польский национальный миф утверждает, что польский народ по самой всей природе выкован для борьбы за свободу других народов, где бы они не жили.

Но все эти народы, почему-то, всегда жили на территории Российской империи (позже Советского Союза), что заставляет заподозрить польских идеологов в примитивной пропаганде идеи раскола России вдоль национальных швов. Факт сотрудничества Польши с Японией в 1930-1940-х гг.это подтверждает.

Историк д-р Анджей Краевский в статье «Япония. Наш забытый союзник» указывает: после нападения Германии на Польшу в 1939 г. группа высокопоставленных офицеров «двойки» (отдел внешней разведки) бежала в Бухарест, где их уже ожидал военный атташе посольства Японии в Варшаве Масао Уеда, который предложил не прерывать сотрудничество между разведывательными службами. Так уже эмигрантское правительство Польши стало тайным союзником Японии.

Польша и Япония преследовали общую цель: ослабление и развал Советского Союза. С этой целью вокруг границ СССР была раскинута целая сеть польско-японских шпионских ячеек. Наиболее активно они действовали в Прибалтике.

Военный атташе Японии в Стокгольме Макато Онодера «крышевал» деятельность нескольких польских шпионов, в т.ч. Михала Рыбиковского, которого в Польше причисляют к великим шпионам истории. Тем же ещё до войны занималось японское диппредставительство в литовском Каунасе. В последнем случае имело место спасение евреев от нацистов в годы войны вице-консулом Японии Тиунэ Сугихарой: он выдавал им японские визы. Польская пресса указывает, что Сугихара курировал подпольную деятельность польских разведчиков в Прибалтике и любит подчёркивать факт спасения евреев.

Польской прессе следовало бы довести мысль до логического завершения: спасённые Сугихарой евреи добирались до Японии через СССР. Тот самый, против которого действовала польская разведка. Сугихара был православным, после войны много лет работал в СССР и степень его соучастия в польско-японских акциях против Советского Союза ещё предстоит выяснить, поскольку польские историки часто приносят историческую правду в жертву политической конъюнктуре.

Видимо, чрезмерное внимание польских СМИ к акции по спасению евреев с участием Сугихары и, как утверждают те же СМИ, польских спецслужбистов, вызвано попыткой увести в тень другие моральные нюансы польско-японского сотрудничества, а именно равнодушие Польши к несчастной судьбе покорённых Японией народов. Напомню, Польши, которая сделала лозунг «За нашу и вашу свободу!» своим внешнеполитическим кредо.

В 1931 г. Япония нападает на Китай (Маньчжурский инцидент). Японцы подорвали железную дорогу, обвинили в этом китайцев и пошли на них войной. Т.е., поступили так же, как в 1939 г. гитлеровцы поступят с Польшей. Проделку гитлеровцев поляки справедливо считают подлостью. О действиях Японии у Польши было (и остаётся) другое мнение.

Когда Лига наций осудила акт агрессии против Китая, польский поверенный Антоний Яжджевский, вручая протестную ноту японцам, ничтоже сумняшеся говорит: «Надеюсь, польское правительство понимает, что Польша вынуждена действовать, как все другие страны. Польское правительство всегда хорошо относилось к японскому правительству и не намерено менять своего мнения». Яжджевский не осуждает агрессию Японии против Китая. Он просит Токио не разрывать с Польшей партнёрских уз!

О японских зверствах в Китае можно писать долго. Химические опыты над людьми, изуверские казни – закапывание и сожжение живьём, вспарывание животов, отрубание рук и ног. Чего стоит только Нанкинская резня 1937 г., организаторов которой после войны судил Международный военный трибунал для Дальнего Востока!

К несчастным китайцам Польша ни разу так и не применила лозунг «За нашу и вашу свободу!». Она помогала не китайцам, а японцам, снабжая их информацией о военных возможностях СССР. Это позволяло Квантунской армии не спеша заниматься массовым уничтожением китайцев и корейцев. Благодаря польским друзьями японцы знали, что им ничего не грозит.

Другой распространённый в Польше миф: Сталин занимался поголовным истреблением поляков только потому, что они были поляками, и приводят в пример «польскую операцию» НКВД.

Хироаки Куромия и Анджей Пеплонский в работе «Великий террор. Польско-японские отношения» прямо указывают на попытки межвоенной Польши сколотить из советских поляков резидентуру для сбора информации, проведения диверсий и актов саботажа.

О «польской операции» НКВД авторы пишут, что одновременно с арестами поляков советским спецслужбам был отдан приказ взять под особое наблюдение сотрудников посольства Германии, Италии, Польши и Японии. И на то были основания, о связи которых польские СМИ никогда не пишут.

Процитируем Куромию и Пеплонского: «Недостаёт доказательств в пользу версии о том, что полонофобия России и лично Сталина или другие национальные предрассудки были главной причиной Великого террора…Сталин руководствовался государственными интересами».

И словосочетание «государственные интересы» здесь ключевое. В 1931-1932 гг. польские шпионы собирают информацию об оставшихся на территории СССР бывших членах Польской военной организации (ПВО) Пилсудского, чтобы использовать последних в своей работе против СССР, а начиная уже с 1933 г. НКВД приступает к арестам советских поляков-членов ПВО. НКВД понадобился всего год, чтобы вскрыть всю вербовочную схему польской «двойки».

Вплоть до 1937 г. польские консульства в Москве, Ленинграде, Тбилиси, Харькове, Киеве, Минске вели активную разведдеятельность против Советского Союза. Чересчур бурная деятельность польских дипломатов-разведчиков по вербовке этнических поляков привела к тому, что для советских спецслужб визит советского поляка в диппредставительство Польши в СССР означал его работу на польские спецслужбы. И надо сказать, такие подозрения часто оправдывались.

Одновременно с «польской операцией» проводилась операция против японских шпионов, мнимых или реальных. Т.е. НКВД раскрыл связь между польской и японской разведкой. В Москве вовсе не исключали возможность согласованного нападения на СССР со стороны Польши и Японии (в 1931 г. Токио и Варшава подписали соглашение о сотрудничестве против СССР). Посол Японии в Москве Хирота говорил: «Главная цель этой войны – не в защите Японии от коммунизма, а в захвате советского Дальнего Востока и Восточной Сибири».

Прискорбно, что нынешняя Польша ведёт свою родословную не от ПНР, боровшейся с гитлеризмом и японским милитаризмом, а от эмигрантской Польши — опосредованной соучастницы преступлений японской военщины.

А они там что-то про нашу и вашу свободу говорили…