Руководитель авторского коллектива книги «Восточная Пруссия глазами советских переселенцев», профессор БФУ им. Канта Юрий Костяшов. Фото: Kantiana.ru.

«Калининградский вариант бандеровщины»

Историк Владимир Шульгин высказался о новом издании русофобской книги «Восточная Пруссия глазами советских переселенцев»

Книга «Восточная Пруссия глазами советских переселенцев» — это немецкий реванш русскими умами. Первые переселенцы в Калининградскую область представлены на страницах издания — «необразованными дикими людьми, склонными к разрушению». Об этом корреспонденту «Русского края» рассказал доктор исторических наук, действительный член Академии геополитических проблем Владимир Шульгин.

На этой неделе в Калининграде представили новое издание «Восточная Пруссия глазами советских переселенцев». Это третья по счету, начиная с 1997 года, попытка издать книгу. Проект был реализован авторским коллективом калининградских историков БФУ им. Канта. В 1997 году смертный приговор книге вынесли в администрации Калининградской области. В администрации области отмечали, что книга не может быть опубликована, потому что она оскорбляет ветеранов и очерняет наше прошлое.

Издание получило негативные рецензии. Главный редактор книжного издательства Сергея Даниель-Бека, писал: «Книга приобрела крайне обидный для ветеранов области откровенно русофобский характер», «самыми чёрными красками обрисованы представители Советской власти». Менять что-либо в своей книге авторы не стали. В результате первое издание вышло в Германии на немецком языке.

Добавим, рассказы о разных аспектах жизни первых советских переселенцев в калининградскую область носили откровенно русофобский характер. От намеченной линии авторы не отошли в нынешнем издании, отметил Владимир Шульгин.

«К сожалению, мы видим здесь попытку показать русских, как необразованных, диких людей, склонных к разрушению всего и вся. Немцев же показать хорошими, образованными, интеллигентными людей. Оказывается, что русские — никакие не герои! А варвары и ватники. Получается калининградский вариант бандеровщины. Идет переписывание истории Великой Отечественной войны. Идет немецкий реванш русскими умами , сердцами и руками, которые держат перо и эти вещи изменнически пишет».

Добавим, Юрий Костяшов, один из авторов проекта, подтвердил калининградским СМИ, что новое издание от предыдущих отличается немногим: «какие-то исправления, связанные с ошибками, введение переписано, и очень существенно увеличился иллюстративный ряд». Далее цитаты из интервью Костяшова: «Стыдиться нам нечего», «…в книге есть эпизоды, связанные с насилием по отношению к немцам», «ещё руководящие товарищи часто грешили тем, что сожительствовали с немками, хотя сожительство с немками, мягко говоря, не поощрялось».

Или еще одна цитата (уже другого автора — Константина Резуева) с презентации третьего издания книги. Автор поделился, как лично его возмутил рассказ о том, как дочери офицера, занявшей немецкий особняк, прислуживали немцы, жившие в этом доме до войны. «Для меня, как советского человека, это было аморально, но женщина делилась этим со мной», заявил автор.

Источник«Русский край»

  • Владимир Шульгин

    Изложение обстоятельств точное. Команда Ю. Костяшова — типичные агенты «инициативники», правда, в той сфере, которая пока не считается потенциально изменнической (здесь временное противоречие, которое, полагаю, будет разрешено, так как уже общепринятым стало понятие «гибридной войны» с операциями «мягкой силы» по одурачению населения в интересах противника). В своём слове на представлении 3 русского издания книги 25.04.2018 они это, по сути, признали, когда один из членов авторского коллектива описывал, как они колесили по Германии и агитировали издать этот сборник умело составленных «воспоминаний» в том РУСОФОБСКОМ духе, к которому давно привыкли в Германии, снимающей с себя ответственность за 1939-45 гг. И они сумели за счёт русофобии «взлететь» на «немецкую орбиту». Да и в наших палестинах преуспели (пока именно у этого сообщества вся власть в местной сфере культуры и, во многом, — в образовании, о чём свидетельствует их начальственная деятельность в БФУ). Немцы их сплотили и сумели водвинуть в круг «ведущих профессоров», грантополучателей, начальствующих даже (директора музеев !, и т.п.)