Бизнесмен из США: Люди считают, что иностранные инвесторы присвоят ресурсы Литвы

Так объяснил сопротивление деятельности американской нефтяной компании Chevron в Литве американец с литовским гражданством Томас Хаселтон.

Томас Хаселтон, американец с литовским гражданством, ставший настоящим магнатом нефтяного бизнеса в Литве, в интервью 15min.lt рассказал о том, что побудило его привести в страну компанию Chevron, и почему идея поиска сланцевой нефти встретила сопротивление жителей и некоторых политиков.

На просьбу рассказать о себе, бизнесмен сообщил следующее:

— Я гражданин Литвы. Живу здесь в течение 15 лет. Компания Minijos nafta, которой я руковожу, заплатила в бюджет Литвы налоги в размере 500 млн. литов. В Литве немного людей, которые могут сказать то же самое. Я являюсь акционером датской компании Odin Energy. Этой компании принадлежит половина акций Minijos naftа. Остальная часть принадлежит польской компании Lotos.

Когда я пришёл сюда, нефтяного бизнеса почти не было. Использовались старые технологии. Многие решения принимались за деньги. Мы полностью изменили нефтяной бизнес. Мы стали использовать современные технологии – трёхмерное измерение, горизонтальное бурение, дробление пород. Мы начали прозрачные аукционы. Мы создали честное и прибыльное предприятие.

Хаселтон продолжил, рассказав о том, почему он решил привести в Литву компанию Chevron:

— Вся страна пострадала от нечестной деятельности в нефтяном бизнесе. Мы с самого начала боролись за то, чтобы это был прозрачный и честный бизнес. Когда Chevron показал заинтересованность, мы оценили это положительно. Это богатая компания, использующая самые современные технологии и добывающая нефть и сланцевый газ во всем мире.

Сланцевый газ полностью изменил международный газовый рынок. Прибыль генерируется не только за счёт добычи газа, но и за счёт связанного с этим бизнеса. Создаётся множество новых рабочих мест. Согласно подсчётам, добыча сланцев повлекла за собой создание около 5% рабочих мест в США.

На вопрос о том, почему приход нефтяной компании из США вызвал в Литве такое сопротивление, американец ответил:

— Люди считают, что иностранные инвесторы присвоят ресурсы Литвы. Это неправда. Половина компании, которая будет искать сланцевый газ и нефть, — литовская. Chevron готов инвестировать свои деньги затем, чтобы все узнали, каковы в Литве перспективы добычи сланцевого газа и нефти. Если эти перспективы хорошие – много денег заработает не только Chevron, но и Литва.

Пока считается, что в Литве больше сланцевого газа, чем нефти. Если оправдается хотя бы часть прогнозов, через четыре года действующие в Литве нефтяные компании смогут стать вторым по размеру налогоплательщиком страны. Для этого будет достаточно добывать 30 тысяч баррелей нефти в день. Это небольшая цифра – в одно время Minijos nafta добывала около 10 тысяч баррелей в день и не наносила никакого ущерба окружающей среды. Это гарантировало бы огромную финансовую выгоду Литве и её жителям, но не все это понимают.

Противодействие со стороны некоторых литовских политиков Хаселтон объяснил так:

— Политики поддаются давлению, стремясь к популярности. Как можно оценивать их заявления о том, что договоры о начале исследований, подписанные с местными жителями, незаконные?

Нефтяные компании используют те же договоры в течение 50 лет. Точно такие же договоры жители подписали до начала сейсмологических исследований, выполненных во время строительства газового хранилища.

У Литвы есть стратегия энергетической независимости, в ней указаны стратегические направления. Люди должны знать эту стратегию, а политики – работать в одном направлении, двигаясь к одной цели. Это ненормально, когда часть политиков действуют в обратном направлении и мешают достичь энергетической независимости.

Однако, бизнесмен не исключает и возможности того, что желаемого количества нефти в стране не удастся обнаружить

— Есть вероятность того, что в Литве мы ничего не найдём. Мы знаем, что здесь есть нефть, поскольку мы занимаемся её добычей. Но неизвестно, каково её количество. Если оно будет слишком маленьким, Chevron уйдёт. Но плохо ли это? Литва использует деньги Chevron, чтобы получить весьма выгодную и дорогую информацию. Если эксперимент себя не оправдает, убытки понесёт Chevron, а не Литва.

Ранее «NewsBalt» сообщал о переговорах президента Дали Грибаускайте с топ-менеджерами Chevron. По всему видно, что страной движет навязчивая идея «энергетической независимости». Но можно ли считать независимостью положение, когда добычей ресурсов занимается иностранная (пусть и «наполовину литовская», если вспомнить, что и Хаселтон – уже «гражданин») компания?