7f317f3e717f458695a4b50656795e18.jpg

Журналист: В качестве управдома Латвии нужен Остап Бендер, а не «рыцарь» Линдерман

Так объясняет плохие результаты партии «За родной язык!» журналист Юрий Алексеев.

Латвийский журналист, председатель портала мнений Imhoclub.lv Юрий Алексеев задаётся вопросом, почему партия «За родной язык!» (ЗаРЯ) Владимира Линдермана получила так мало голосов на муниципальных выборах в Риге.

— Дежурный ответ таков: беднягу Линдермана лишили возможности выступать на ТВ и в прессе. Продажные СМИ были на корню скуплены богатым Центром Согласия, и пиарили только Ушакова. Линдерману слова не дали. Вот потому-то ЗаРЯ и проиграла.

Простите, друзья, но это – «отмазка». Конечно, медиа-ресурс партии ЗаРЯ был много меньше, чем у ЦС, но известность Линдермана в нашей стране ничуть не меньше, чем у великого Центра Согласия, — пишет Алексеев.

Он продолжает, подтверждая свои слова примером:

— …Прошлым летом я шёл вместе с Владимиром Ильичом (Линдерманом) по центру города. Это было нелегко, поскольку чуть ли не каждый третий прохожий кидался жать ему руку: «Володя, мы с тобой!». О такой популярности нынешний мэр Нил Ушаков, когда впервые баллотировался в Думу 4 года назад, даже и мечтать не мог.

Куда же делись эти люди, которые кидались навстречу Линдерману с распростёртыми объятьями? Почему они не проголосовали за ЗаРЮ? Забыли напрочь? Вряд ли. Значит, не в медиа-ресурсе дело, не в недостатке раскрутки и популярности.

Журналист уверен, что настоящая причина поражения ЗаРИ в трёх, причём, системных ошибках. Алексеев перечисляет их:

— Три системные ошибки

1) На Референдуме за русский язык избиратели голосовали за Идею. Причём, идею протестную, идею-фронду. Они голосовали даже не за русский язык: всем изначально было понятно, что на этом референдуме победить невозможно. Нелатыши своим голосованием за русский язык хотели демонстративно плюнуть на доставшую национальную политику этого государства, на все её интергации-ассимиляции.

И плюнули дружно и смачно – благо, слюны за 20 лет накопилось полный рот. И вот первая ошибка Линдермана заключалась в том, что он решил конвертировать этот «плевок» в конкретные думские кресла. А голый протестный негатив — в «плюсы» не конвертируется. Протест самодостаточен.

2) Впрочем, популярность самого Линдермана после Референдума была столь высока, что если бы он пошёл ЛИЧНО на какие-нибудь выборы, то на волне всенародной любви, пожалуй, мог бы и пройти. Кое-какие избиратели проголосовали бы за него из чувства благодарности…

Но Линдерман на выборы по понятной причине сам пойти не смог (у него до сих пор нет гражданства Латвии) – поставил в список своих «представителей». А вот тут уже избиратель недоуменно развел руками: «Вова, мы тебя-то лично уважаем, но причём тут какие-то Гирс с Бердниковым? Может, они и хорошие люди, но их на Референдуме не стояло…»

3) Ну, и главная ошибка – это вообще переквалификация Общественного движения «За Родной Язык» в партию. Во-первых, общественное движение МОЖЕТ быть делом одной идеи, а партия – нет. У партии должна быть Программа, охватывающая все стороны жизни. Но и это – не главное, в конце концов, Программа – дело наживное.

Однако, давайте вспомним начало ноября 2011 года, когда начался «большой» сбор подписей за Референдум. Всесильный мэр Ушаков сначала заявил, что не станет его поддерживать, а потом в конце первой недели (а именно — 7-го ноября) вдруг выступил с поддержкой. Почему? А просто Нил понял, что если Линдерману не удастся собрать необходимых 154 тысячи подписей, народное недовольство обратится на него, как «предателя русских». Линдерман просто ЗАСТАВИЛ его поддержать Референдум. В тот момент Линдерман был сильнее Ушакова. Потому, что Движение ОДНОЙ идеи с таким уровнем поддержки – сильнее любой партии.

Главная ошибка Линдермана, что, будучи лидером Общественного движения с такой силой (273 тысячи голосов на Референдуме), он добровольно сдал свои позиции, став обычным «партейцем», которых у нас – как грязи…

И дело даже не в том, что Линдерман пошёл играть не на своём поле, а в том, что из «Рыцаря нашего достоинства», латвийского Че Гевары он решил переквалифицироваться в управдомы. А много ли народу захотят иметь Че Гевару в управдомах? Не много. Конкретно по Риге – 774 человека. В управдомах все-таки лучше — Остапы Бендеры. Если выбирать.

В заключение, Алексеев предлагает представить ситуацию, в которой ЗаРЯ прошла бы в Рижскую думу.

— А теперь давайте представим, что партия ЗаРЯ прошла бы в Думу. Тут есть два варианта. Первый – она прошла бы по минимуму – 4-5 депутатов. Понятно, она бы сидела в глухой оппозиции. И чем бы ее депутаты там занимались? А ничем!..

Второй вариант: ЗаРЯ получила бы 9-10 депутатов, отъев их от Центра Согласия (а от кого ж ещё?). В этом случае, ЦСу пришлось бы искать партнёра для коалиции. Кого? ЗаРЮ? Это – невозможно. Хотя бы потому, что в списке ЦС/ЧСР (Центр согласия/Честь служить Риге) присутствуют депутаты от ЧСР, партии, у которой электорат – латыши. И даже если бы депутаты от ЦСа приняли решение взять в коалицию ЗаРЮ, ЧСР из блока немедленно бы вышел. Депутаты от ЧСР – не самоубийцы, они понимают, что их электорат союза с «линдермановцами» не простит…

И что в результате? А в результате: следующие 4 года Ригой правили бы довольные и счастливые элерты с броками (имеются ввиду кандидаты от правящей партии «Единство» Сармите Элерте и от националистов – Байба Брока).

Собственно, потому, при всем уважении к Линдерману, я голосовал за ЦС. И думаю, остальные – тоже, — объясняет свой выбор журналист.

И «NewsBalt» не будет с ним спорить, ведь выбор – личное право каждого. Но вместе с тем, на наш взгляд задуматься Алексееву и тем, кто мыслит так же, как он, уже пора.

В первые же часы после своей победы Ушаков открестился от пришедших приветствовать его с российскими флагами. Иными словами: вы человеку – благодарность, а он вам – пощёчину. Впрочем, может быть Алексеев тоже готов стать «латышом с русским происхождением»?