Лишённый аккредитации в Польше российский журналист: Не знаю, вернусь ли я в Россию

Польские СМИ предполагают, что ситуация с Леонидом Свиридовым может быть связана с недавним задержанием двух человек, подозреваемых в шпионаже в пользу России.

На минувшей неделе Агентство внутренней безопасности (ABW) Польши тайным решением лишило аккредитации российского журналиста Леонида Свиридова, являющегося собкором «РИА Новости». Лишение аккредитации иностранного корреспондента не означает для Свиридова необходимости покинуть польскую территорию и не несет формального запрета на вход в правительственные здания или на контакты с политиками.

Однако, поскольку решение было принято ABW и причины лишения аккредитации не были преданы огласке, тут же появились спекуляции о том, что это может иметь связь с недавним задержанием двух человек, подозреваемых в шпионаже в пользу России.

— Я никогда не сотрудничал с какими-либо спецслужбами какой-либо страны, — заявил российский журналист в интервью польской радиостанции RMF FM.

На вопрос, свидетельствует ли лишение его аккредитации о том, что его посчитали агентом российских спецслужб, Свиридов ответил, что «насколько он понимает», то нет.

— Я ничего об этом не слышал, — сказал Свиридов. — Мне не было сказано, что я должен оставить журналистскую работу в Польше. Я только не могу пользоваться формулировкой «иностранный корреспондент, аккредитованный при МИДе».

На вопрос о том, не поступало ли ему предложений от спецслужбы о сотрудничестве, Свиридов признал, что ему предлагали такого рода сотрудничество.

— Честно скажу, что это была не Россия, — добавил он, не став, однако, уточнять, о спецслужбах какого государства идёт речь.

Свиридов отметил, что он «естественно» отклонил такие предложения. Когда ведущий программы польского радио напомнил, что Свиридов — к слову сказать. белорус с российским паспортом — «помогает в отправке польских журналистов в Россию, а российских — в Польшу, то корреспондент «РИА Новости» ответил, что «его агентство организует поездки журналистов в Россию, и в этом нет абсолютно ничего нового».

В ответ на вопрос о том, имел ли он контакты или знакомства с задержанными в подозрении о шпионаж, Леонид Свиридов ответил, что лично с ними не знаком, а о самом происшествии узнал «из газет». 

— Я не знаю кем они являются и не имел с ними контактов. Биллинги моих разговоров имеются в ABW, и все можно проверить, — добавил он.

— Вы поддерживаете дружеские отношения с польскими политиками, или знаете их настолько, чтобы рассказать о них что-нибудь интересное?

— Я знаю много разных польских политиков из разных фракций, — ответил Свиридов. 

— Кого больше всего? 

— Поцелуй смерти? Может не будем… — засмеялся в ответ россиянин. — Возможно, что с парой человек у меня хорошие дружеские контакты. 

Свиридов сказал, что знает, например, кое-кого, кто участвует в так называемом «Валдайском клубе» — ежегодной встрече политиков и экспертов, занимающихся внешней и внутренней политикой России. Затем он начал перечислять: Лешек Миллер, Адам Михник, Анджей Розенек.

Леонид Свиридов полагает, что его деятельность не должна ни у кого вызывать подозрений. На вопрос о том, будет ли он по возвращении в Россию говорить, что поляки его обидели, Свиридов ответил:

— Не знаю, вернусь ли я в Россию. А даже если и вернусь, не скажу, что Польша меня обидела. У меня нет претензий к полякам, ни к кому. 

Когда Свиридову напомнили, что чехи тоже лишили его аккредитации, он ответил: у меня не отобрали аккредитацию, а только не продлили. 

— Затем, через месяц — о чудо! — она была продлена, — объяснил журналист.

Польский журналист попросил Свиридова прокомментировать внешнюю политику России.

— Я не всегда хватаюсь за голову и не всегда ей аплодирую, — дипломатично ответил его собеседник. 

На вопрос о том, не может ли он вслед за Алешей Авдеевым сказать, что стыдится политики Владимира Путина, Свиридов ответил: «нет». По поводу своей оценки захват Россией Крыма, он несколько раз коротко повторил: «референдум». 

— Не надо настаивать, я не политик, я — журналист, — не выдержал Леонид Свиридов в конце концов.

Свиридов подчеркнул, если бы его выслали из Польши, то это, вероятно, был бы «первый случай» лишения аккредитации за 25 лет существования свободной Польши, и «первый случай в Европе, когда журналист покинул бы страну по этой причине».

— Может это о чём-то говорит? — вставил шпильку польский коллега Свиридова.

— Может это свидетельствует о качестве польской политики, — сказал россиянин. — Я чист, абсолютно чист.