f4c81c536e4d39cbc98bfb1932368b41.jpg

Мнение: Эстонский неонацизм служит российской пропаганде?

Пронацистские взгляды новоиспечённого 23-летнего парламентария Яака Мадисона вызвали столь же противоречивые оценки.

Эстонский неонацизм служит российской пропаганде. Такой вывод напрашивается по прочтении мнения русскоязычного журналиста-коллаборациониста Олеси Лагашиной, которая высказалась в связи со скандалом вокруг пронацистских настроений новоиспечённого 23-летнего парламентария Яака Мадисона. Он – член набирающей обороты популярности ультранационалистической Консервативной народной партии Эстонии.

Сдали парня свои же. Эстоноязычные СМИ опубликовали компромат не до выборов, что было бы логично, а на второй день после них. Почему так? Потому что крупные партии, традиционно сидящие в Рийгикогу и реализующие в политике то, что на языке у Мадисона и его однопартийцев, не желают портить имидж респектабельной европейского типа партии. Поэтому и был создан повод, чтобы отмежеваться от партии Мадисона, которого вполне обоснованно можно считать продуктом реальной эстонской политики последних двух десятилетий. Символично, что Мадисону столько же лет, сколько существует после восстановления независимости Эстонская республика.

Итак, портал "ERR Uudised" (общественно-правовая радио-телевизионная корпорация Эстонии) привёл трёхлетней давности цитаты Яака Мадисона, взятые из его блога. Они были тут же уничтожены, но «добрые люди», решившие представиться перед общественным мнением борцами с неонацизмом, успели сделать копии.

Итак, вот эти строки.

«Особого внимания заслуживает, с моей точки зрения, фашистская идеология, которая по своей сути, весьма невинна, но которую представили как воплощение сатаны…

Отдельный вопрос — национал-социализм гитлеровской Германии… И правда, были концентрационные лагеря, трудовые лагеря, увлечение играми с газовыми камерами, но в то же время так называемый «строгий» порядок вытащил Германию из столь глубокой ж..ы. Поскольку тот прогресс, который изначально опирался на развитие военной промышленности, за считанные годы вывел эту страну в число самых могущественных в Европе. Я не хочу в этом тексте оправдывать преступления нацистов и массовые убийства (но и тут сведения о количестве погибших весьма противоречивые), но нельзя смотреть на вещи однобоко, можно было бы разглядеть и положительные стороны, которые стали следствием тогдашнего устройства. К сожалению, идеальной формы правления (конечно, это не демократия) не существует. Но в моих глазах в лице фашизма мы видим идеологию, которая состоит из довольно многих положительных и необходимых для сохранения национального государства нюансов…

К сожалению, есть факт, который только сейчас начинают более широко понимать и признавать, что нужна национальная чистка, которая создала бы условия, при которых перевес среди русских имели бы именно проэстонски настроенные:)». 

Сегодня Яак Мадисон оправдывается в эстонских СМИ: «Найти в этом восхваление какого-либо порядка или героизацию кого бы то ни было – это чушь и глупость».

Но не это предлагает журналист-коллаборационист Олеся Лагашина на одновременно русскоязычном и с русофобским привкусом интернет-портале "Postimees.ee". Назвав эксцесс «глупостью, как угроза национальной безопасности», она говорит в конце своей заметки о том, что «абсолютно необходимо публичное порицание такого рода политических суждений со стороны эстонского политического истеблишмента». Но вовсе не потому, что это Зло пронизало все поры эстонского государства, а потому, что «во всей этой истории с «положительными сторонами» нацизма, которые ухитрился найти свежеиспеченный член Рийгикогу Яак Мадисон, есть один очень неприятный момент: она слишком хорошо ложится в тот образ эстонского государства, который создаётся российскими СМИ».

Приехали! Значит, факт национализма признаётся и даже достоин осуждения, но Россия должна смотреть на это со стороны. Мол, там «в чьём-то воображении Эстония вполне может представляться как страна, где чуть ли не каждый день проводятся факельные шествия наподобие нацистских. Чем создание такого образа может закончиться, мы уже год наблюдаем во всех телевизорах. И едва ли желаем этого себе».

Такой прогиб перед этнократическим государством с моноэтническими ценностями кроме гадливости иных чувств не вызывает. Автор заметки оценивает общественную жизнь сквозь призму потребительства, а потому цинично считает, будто «для рядового эстонского обывателя страна живёт спокойной жизнью и межэтнических конфликтов, которые выливались бы во что-либо серьёзное, здесь не существует».

Да, ну! Дискриминация русского и русскоязычного населения Эстонии признаётся даже американскими, международно признанными, правозащитными организациями. А, как говорят сами эстонцы, «молчаливое общество» (термин из 30-х годов прошлого века, когда в Эстонии царила полуфашистская диктатура президента Константина Пятса), объясняется просто – Эстония после «бронзовых ночей» стала полицейским государством, попробуй, пикни! И, наконец, что касается «ежедневных» факельных шествий. Во-первых, неужели недостаточно и одного, и, во-вторых, такого рода проявлений в Эстонии последних лет – хоть отбавляй! Стыдно журналисту их замалчивать.

Ради приспособленчества и карьерного роста многие местные русские и русскоязычные деятели Эстонии прощают ей упомянутый выше комплекс национальной неполноценности. Но он-то и позволяет власти спекулировать в вопросах нормализации отношений с Россией и борьбы с неравноправием по этническому признаку. Русских заставляют испытывать чувство вины за тяжкое историческое прошлое эстонского народа. Да, оно незавидное, но не нынешняя Россия и русское и русскоговорящее население в ответе за это. Это Эстония, вступив в Евросоюз должна на деле, а не на словах соответствовать традиционным западным ценностям, для чего ей следует повысить спрос с себя, ответственность своего государства перед своим народом, всем населением страны.

А пока, как очень точно подметил политолог Михаил Демурин в своей статье для российского агентства REGNUM, в России создаётся представление о демократической Эстонии, чуть ли не осудившей взгляды националиста Яака Мадисона, в то время как возмущённые политики представляют партии, создавшие своей политикой питательную среду для ультранационалистических умонастроений. 

И выходит, что мнение политика о том, что «эстонское общество нуждается в национальной чистке», это – плохо, а «отобрать гражданство у трети населения страны, лишить людей другой национальности права свободно говорить и учиться на родном языке, поставить их в заведомо проигрышное положение на рынке труда – это в порядке вещей, это эстонская обыденность, которая всерьёз давно никого не волнует ни в ЕС, ни в России».


Димитрий Кленский специально для «НьюсБалт»