"Кёнигсберг" заиграл на главной концертной площадке Калининградской области. Фото: Янтарьхолл.РФ.

«Мы отстоим Кёнигсберг»

Судьба временщиков, как и предателей одна - позор и забвение  

Переименование «Аэрофлотом» Калининграда в Кёнигсберг на самом деле — история с бородой. Об этой идеологической диверсии очевидец сообщал ещё в 2011 году. Вот что писало агентство «Регнум» семь лет назад:

«Авиакомпания «Аэрофлот» на рейсах 755/756 «Москва — Калининград — Москва» самостоятельно переименовала город Калининград, возвратив ему немецкое название Кёнигсберг. Теперь в объявлениях командиров корабля для пассажиров авиационных судов на английском языке звучит немецкое Königsberg. С какого времени и по решению какого именно должностного лица произведено это переименование, как оно согласовано руководством «Аэрофлота» с государственной политикой Российской Федерации в области топонимики, не сообщается».

Майка LOVE KENIG в Калининграде.

Тогда — во время президентства Дмитрия Медведева — политический скандал удалось потушить мгновенно. Авиакомпания ответила агентству так: «На рейсах SU 755/756 Москва — Калининград — Москва название города произносится как «Калининград» и в русском и в английском вариантах обращения к пассажирам», и точка. Никто не стал возмущаться, бомбить «Аэрофлот» запросами, устраивать полемику в соцсетях.

Сегодня общественная реакция куда более бурная, осуждающая изменническое заигрывание с «исторической преемственностью». Но в самом Калининграде в эти же дни — будто вакханалия по Кёнигсбергу. Это пропахшее историческим нафталином и свежей реваншистской слизью имя звучит из каждого утюга.

Часть калининградского сообщества, считающая себя «евророссиянами», буквально выпячивает «Кёнигсберг» наружу. Ибо — «Кёнигсберг ист Ойропа». Такие «евророссияне» для Запада — полезные идиоты, которых можно по щелчку использовать для дестабилизации (на информационно-ментальном уровне) российского эксклава в случае масштабного государственного кризиса в России.

Информационно-аналитический портал «НьюсБалт» собрал самые крайние примеры «кёнигсбергизации» российского эксклава.

Пример первый. Накануне в Калининграде состоялся легкоатлетический забег под названием LOVE KENIG. Поддержку спортивному мероприятию оказало управление спорта и молодежной политики комитета по социальной политике администрации Калининграда. Традиционно в это время в городе проходит эстафета на призы газеты «Калининградская правда». Такая традиция длилась 66 лет, но в этом году «Калининградская правда» была закрыта. «Заменителем», как видите, стал пробег с абсолютно чуждым и по духу, и по букве названием — с англоязычным призывом «Люблю Кёнигсберг». При этом, всех участников фактически пометили этим LOVE KENIG — бегунам на их футболки прикрепляли обширный клейкий лист с этой надписью и номером. Даже если человек пришёл в футболке с надписью «РОССИЯ», её заклеивали «кёнигсбергской любовью». Короче, к войне с символами приготовились серьёзно.

Пример второй. Сегодня, 1 мая, на главной концертной площадке Калининградской области «Янтарь холл» состоится джазовый концерт под названием — на смеси немецкого и английского языка — Königsberg Brass & Band. На русский язык можно перевести как «Кёнигсберг. Духовой оркестр». Следует знать, что «Янтарь холл» является государственным бюджетным учреждением культуры Калининградской области. А значит, власти российского региона в курсе всей этой самодеятельности и предпочитают закрывать глаза на ползучую кёнигсбергизацию. 

Пример третий. Старожил в хлебопекарной отрасли Калининградской области (работает с 1946 года) — ОАО «Первый хлебозавод» — начал выпуск тортов с названием по-немецки Königsberg. Соответствующее фото разместили в соцсетях калининградские пользователи. Хлеб — всему голова, и такой кулинарно-идеологический удар наиболее болезненен накануне Дня Победы. Не удивлюсь, что перед нами обкатка «идеи» — глядишь, вместо хлеба Галицкого, названного именем генерала Кузьмы Галицкого, бравшего фашистскую крепость Кёнигсберг, вскоре появится хлеб «Кёнигсбергский».

Wir halten Königsberg («Мы отстоим Кёнигсберг»).

Итожа вышесказанное. Для меня очевидно, что для внушительной части калининградского «истеблишмента» чужд патриотизм к России, к её истории и к её будущему. Эти чиновники, бизнесмены, интеллигенты предпочитают рассуждать о «культурной преемственности», мол, мы, проживая в бывшей германской провинции, таким образом бережём культурно-историческую память этих мест. Так «софиствуя», эти преемники не отвечают на простой вопрос — кто их уполномочил на эти действия? Уж точно не Россия. Ведь одно дело действительно беречь доставшееся нам трофейное наследство (чем занимается, например, Русская православная церковь, преображая немецкие кирхи в православные храмы), а другое дело — из кожи вон лезть воскресать уже истлевшие чуждые символы. Символы, которые на Западе работают, как часы.

На деле, конечно же, эти временщики лишь демонстрируют своё духовное бессилие, неумение созидать, создавать своё, русское национальное искусство в русской Прибалтике, свои традиции, которыми будут гордиться следующие поколения. Впрочем, судьба временщиков, как и предателей одна — позор и забвение.  

P.S. В заголовке дан лозунг нацистов германского города-крепости — Wir halten Königsberg («Мы отстоим Кёнигсберг»). 73 года назад наши деды сломили хребет агрессору, уничтожив Восточную Пруссию, откуда веками изрыгалась идея военного порабощения славянских народов.

Сегодня опасность «отстоять Кёнигсберг» сохраняется.

Андрей Выползов

 

  • Sergey Sergey

    Да что тут обсуждать. Я родился и всю жизнь прожил в Калининграде. И для меня название Кёниг — русское. Никто не поднимает шум из-за слова «бургер», хотя оно не русское. А тут какой-то Выползов делает далеко идущие выводы об отсутствии у меня патриотизма из-за названия Кёнигсберг. Хочу заметить, что этому названию более 700 лет. Город возник задолго до фашистов. И под таким названием даже был одно аремя в составе России. В Калининграде чтут память советских воинов. И никак не связывают название Кёнигсберг с фашистской Германией. Да и какой-то особой тяги становиться «ойропейцами» у калининградцев не наблюдается. Уж мы-то на Европу насмотрелись. Нам есть, что сравнивать. Так что статья — очередной опус с целью показать, что жители Калининградской области — это сплошь временщики. А это очень далеко от истины.

    • Андрей Выползов

      Надеюсь, Вы согласны, что города, возникшего «задолго до фашистов», нет на карте. Зачем его искусственно реанимировать, объясните? Почему этого не делают ни поляки (Данциг), ни украинцы (Лемберг), ни литовцы (Мемель)? Потому, наверное, что дорожат национальной памятью?
      И Кёниг — слово нерусское, как и бургер. Это к слову.

      • Sergey Sergey

        Давно ли Вы были в Гданьске? Прокатитесь на досуге. Как раз поляки очень усердно занимаются «искусственной реанимацией» старого города (в скобках замечу — не только в Гданьске, Эльблонг поближе будет). И возрождают дома и замки отнюдь не польской постройки. Да и не только возрождают, а и поддерживают в надлежащем состоянии то, что досталось им от тевтонских рыцарей, от пруссов, от немцев, наконец. Возможно, у них тоже есть такие, кому это покоя не дает. Не читаю польскую прессу и польские сайты. Но помнить и уважать историю им это не мешает. И не только свою. А Кёнигсберг — это история. И история не нацистская. Да будет Вам известно, что «города… (которого) нет на карте», не стало не так уж и давно — в начале семидесятых годов прошлого столетия. Тоже кто-то решил, что королевский замок — это символ фашизма и его надо непременно разрушить до основания. И разрушили. Я-то всё это помню. Но город-то, к счастью, остался. А насчёт «нет на карте», довод довольно смешной. Города Киров, например, тоже нет на карте (и Ленинград). Названий нет. А города есть. И их прежние названия — часть их истории. Хотите Вы этого или нет. И производные в названиях от Кёнигсберга — дань истории, а вовсе не стремление возродить здесь дух нацизма, как Вы пытаетесь показать. Празднование 750-летия Калининграда — не смешно звучало? Откуда 750 лет Калининграду? А вот 750-летие Калининграда-Кёнигсберга — уже ближе к истине. Вчитайтесь внимательнее в мой комментарий. Я написал, что слово Кёниг — русское для меня. Лично для меня. И для моего поколения. Так же, как для ленинградцев было естественным в годы СССР (если знаете, что это) называть свой город Питер (хотя его тоже не было на карте, да и сейчас нет). Посему не надо приписывать жителям Калининграда отсутствие патриотизма. Впрочем… Каждый судит о других в силу своего мировоззрения…

        • Андрей Выползов

          Вы умело, как Вам кажется, обходите стороной мой вопрос — почему поляки и другие нации не реанимируют чуждые ИМЕНА городов. Мне сложно представить, что бы мэрия Гданьска поддержала легкоатлетический пробег LOVE DANZIG. А если это вдруг случилось бы, то — убеждён — ответственный чиновник с треском бы вылетел из ратуши, а ведущие польские СМИ камня на камне не оставили бы от этой сомнительной идеи. Вы путаете — или же сознательно уводите дискуссию — реставрацию доставшихся нам трофеев (архитектурных, инфраструктурных, короче — материальных) и реанимацию духовных символов. Бога ради — обреставрируйтесь до волдырей (что, кстати, в КО делается, вон на «домик Канта», в котором старик-философ никогда не жил, из путинского фонда выделили трёхзначное число лимонов), эти объекты культурного наследия стали нашими. Нашими, а не германскими. Поэтому 750-летие Калининграда, а не Кёнигсберга. Либо 60-летие Калининграда и точка. Вы же не корите германцев за то, что они потопив в крови столицу пруссов Твангсте, построили Кёнигсберг и начали летоисчисление с нулевой временной точки. Хотя Твангсте на момент разрушения было, минимум, 300 лет.
          Ещё раз — ни один народ, тем более народ-победитель и освободитель, не должен впитывать в себя духовные «трофеи» — язык побеждённой нации, топографический арсенал, широко понимаемую ментальность. Это азы сохранения любой нации. Но германский дух остался германским — юберменшовским, жаждущим дьявольского воскресения. И моя личная задача — пресекать это возрождение на территории Российской Федерации.

          • Sergey Sergey

            Глобальная задача — «пресекать это возрождение на территории Российской Федерации». Вы, похоже «борец». И Вам, конечно, нужен враг. А вот он — «германский дух». И он — в названии Кёнигсберг. Ну-ну… Английский язык на улицах российских городов Вас, похоже, не волнует. Ищете угрозу там, где её нет и не замечаете, где она уже давно присутствует. Английские названия кругом и большим шрифтом Вам в глаза не бросаются. И что именно эти названия насаждают и приучают к англо-санксонскому образу жизни, Вас не волнует. То ли дело — Кёниг. Вот «настоящая» угроза. Боритесь… Вы себе врага нашли. Более обсуждать не считаю нужным. Можете даже считать, что Вы меня «сделали».

          • Андрей Выползов

            С англосаксонским духом борюсь не менее ожесточённее, и если Вы союзник на этом фронте, то предлагаю объединить усилия

          • Pavel Seliverstov

            Данциг, Лемберг, Мемель — не изначальные названия этих городов, как и Калининград.