13

«Ганзейский район Прибалтики»

Россия в 90-х годах чуть не лишилась Калининградской области

В заметке «О проблемах Калининградской области: как прошляпили эксклавное положение» (подробнее здесь) я рассказал о том, как в результате целого ряда политических ошибок Калининградская область лишилась шанса на надёжный транспортный коридор в Россию. Во второй заметке я расскажу о том, как Россия в 90-х годах чуть не лишилась самой Калининградской области и кто направил региональную экономику в ловушку импортозамещения.

23 августа 1991 г. Указом Президента РСФСР Б.Н. Ельцина «О приостановлении деятельности Коммунистической партии РСФСР» был ликвидирован Калининградский областной комитет (обком) КП РСФСР, осуществлявший в советский период времени руководство регионом. 25 сентября 1991 года Б.Н. Ельцин назначает главой администрации Калининградской области депутата ВС РСФСР, члена Демократической партии коммунистов России Ю.С. Маточкина. В этот же день утверждается Постановление Совета Министров РСФСР N 497 о создании в Калининградской области СЭЗ «Янтарь».

Ельцин с самого начала работы ВС РСФСР в 1990 году симпатизировал Маточкину, пробивавшему идею «свободной экономической зоны» в Калининградской области. При этом сама идея создания СЭЗ в Калининградской области принадлежала члену наблюдательного совета «Дойче банка» (ФРГ) В. Кристиансу, предложившему в начале 1988 г. советскому правительству в качестве далеко идущего российско-немецкого совместного предприятия организовать особую промышленную зону «К» (и «Калининград», и «Кёнигсберг») с налоговыми и инвестиционными привилегиями.

Суть предложения заключалась в создании «Калининградской промышленной зоны» с особыми инвестиционными и налоговыми льготами для фирм ФРГ и на более позднем этапе – других государств. Цель данного предложения легко просчитывалась и заключалась в скорейшем создании на территории региона совместных предприятий с иностранным капиталом и усилении влияния иностранных инвесторов на внутриполитическую ситуацию в российском эксклаве. К сожалению, на волне прозападных настроений в российском обществе, в тот момент мало кто увидел опасность её реализации. Данная идея получила дополнительную поддержку благодаря публикациям в российской прессе, а Маточкин использовал её в ходе предвыборной кампании за депутатское место в Верховный Совет РСФСР.

В ходе своей работы в ВС РСФСР Маточкин совместно с группой единомышленников подготовил технико-экономическое обоснование СЭЗ «Янтарь» в Калининградской области. Уже 14 июля 1990 г. Верховный Совет РСФСР объявил Калининградскую область (наряду с пятью другими регионами Российской Федерации) зоной свободного предпринимательства (ЗСП). Положение о СЭЗ «Янтарь» авторства С.Ю. Маточкина предусматривало свободный режим и защиту для иностранных инвестиций, отсутствие контроля за созданием совместных предприятий и привлечением инвестиций, наличное и безналичное обращение на территории области иностранной валюты, беспошлинный ввоз иностранных товаров, отсутствие правовой защиты наемных работников со стороны государства, а также упрощенный порядок въезда для иностранных граждан (которого, кстати, многие региональные сепаратисты добиваются до сих пор).

Юрий Маточкин в 90-е годы. Фото:  Cultura.gov39.ru

Юрий Маточкин в 90-е годы. Фото: Cultura.gov39.ru

Примечательно, что незадолго до своего назначения главой администрации Ю.С.Маточкин ездил в Германию с курсом лекций по тематике СЭЗ. Сложно просчитать все последствия реализации данного Положения для территориальной целостности РФ, если бы не череда экономических реформ, препятствовавших его полной реализации, но с 1991 года идея «свободной зоны», ориентированной на импорт, уже 25 лет определяет экономику Калининградской области. Тем не менее, введение СЭЗ «Янтарь» фактически отделило Калининградскую область от остальной территории России задолго до того, как Литва вступила в ЕС, поскольку режим беспошлинного ввоза товаров на территорию области привёл к усилению контроля перевозок таможенными службами России. Все грузы, перемещаемые между Калининградской областью и Россией подлежали теперь таможенному досмотру со всеми вытекающими последствиями в виде затрат и бюрократических препон, с которыми не сталкивались предприятия в других субъектах РФ, осуществлявшие торговлю внутри России. В результате введения СЭЗ «Янтарь» была создана ситуация, когда промышленные предприятия Калининградской области оказались в равных условиях с иностранными инвесторами, когда перемещение товаров в регион и обратно из РФ требовало таких административных затрат, как и при внешнеэкономической деятельности.

С первых дней команда Ю.С.Маточкина взяла курс на максимальную открытость региона по отношению к окружающим область странам и получение как можно большей свободы и независимости от федерального центра. Помимо режима СЭЗ практически сразу в среде калининградского руководства начал циркулировать план объединения Литвы, Латвии, Эстонии и Калининградской области в «Ганзейский район Прибалтики».

Идея была, во-первых, явно «импортного» происхождения, а во-вторых, имела зондажный характер и не претендовала на реализацию. Тем не менее, она стала широко обсуждаться в СМИ и общественных кругах. 15.03.1992 года Маточкин выдвинул идею превращения Калининградской области в Балтийскую республику и заявил, что готов принять в своей вотчине 200 тысяч немецких переселенцев из России и других стран СНГ, а также намерен просить под это дополнительные кредиты у Германии. Это заявление обеспокоило даже Польшу, вынужденную получить заверения руководства России, что немецкой автономии в Калининграде не будет.

Действия и заявления руководства региона встревожили федеральный центр, руководство страны было вынуждено вмешаться в ситуацию, после чего идеи особого статуса Калининградской области и переселения немцев на несколько лет перестала озвучиваться представителями региональной власти. Одновременно с этим Ю.С.Маточкин лишился поддержки своей СЭЗ на федеральном уровне и столкнулся уже в 1992 году с перспективой отмены льгот для территорий, объявленных ранее СЭЗ. Тем не менее его команде удалось частично сохранить режим ОЭЗ для Калининградской области, что способствовало дальнейшему развитию идей обретения регионом особого статуса и продолжению совершения региональным руководством действий по возврату утраченных льгот. В результате этого стратегия регионального развития на протяжении последующего периода времени отражала борьбу между сторонниками особого статуса Калининградской области и приверженцами её сохранения в правовом поле РФ, что не способствовало стабильности экономического развития российского эксклава. Несмотря на реакцию федерального центра Ю.С.Маточкин продолжал реализацию своих планов по выводу Калининградской области из правового поля России. Шёл в регионе и процесс переселения немцев.

Вокруг Маточкина быстро сформировался круг лиц с ультралиберальными взглядами (С.И.Гинзбург, Г.Д.Чмыхов, В.Н. Устюгов, В.Ф.Прохода, Ю.С.Биденко, В.В.Ивченко и др.), который принялся на деле реализовывать положения СЭЗ, параллельно проводя приватизацию промышленности региона. За короткий срок их работы область, представлявшая собой взаимосвязанные рыбопромышленный и судостроительный комплексы, насыщенные наукоёмкими предприятиями ВПК, точного машиностроения, электронной промышленности, имевшая такие развитые отрасли экономики, как сельское хозяйство, судостроение, транспорт и др., пережила ситуацию резкого спада производства в промышленности (25% только за 1992 год), производства в машиностроении (50% только за 1992 год), добыче рыбы (более 50% только за 1992 год), а затем исчезновение крупных предприятий, формировавших основу доходной части бюджета. В результате приватизации предприятий рыбопромышленного комплекса произошёл распад рыбной отрасли региона, обеспечивавшей рыбой всю страну и наполнявшей бюджет. Научные предприятия, обеспечивавшие поиск и разведку рыбных запасов Мирового океана, лишенные финансирования, прекратили свою работу, а их здания и территории достались коммерческим предприятиям, использующим их лишь как объекты недвижимости.

Такая же участь постигла рыбодобывающий флот, который быстро распался на несколько компаний и был распродан. Акционирование Калининградского морского торгового порта привело к росту тарифов на обслуживание судов, что в совокупности с повышением тарифов Литвой на железнодорожный транзит привело к падению перевалки грузов через порты Калининграда. Неограниченный допуск в экономику региона иностранных инвесторов привёл к скупке наукоёмких производств и быстрому доведению их до банкротства и продажи имущества. Упал торговый оборот области с Россией, быстро пришло в упадок сельское хозяйство, внутренний региональный рынок оказался заполнен промышленными товарами и продуктами питания иностранного производства.

В 90-х годах Калининградская область пережила гораздо более резкий и глубокий, по сравнению со среднероссийским, спад производства, который был обусловлен следующими факторами:

— наличие таможенного регулирования товарооборота с предприятиями России из-за действия СЭЗ;
— свободный доступ продукции иностранных конкурентов на территорию региона из-за действия СЭЗ;
— высокая степень зависимости промышленности региона от поставок сырья, топлива, электроэнергии и комплектующих из России;
— распад сложившейся инфраструктуры рыбодобывающего комплекса и влияние этого на рыбопереработку и судостроение;
— разрыв традиционных хозяйственных связей, вызванный отделением региона от основной территории страны границами независимых государств, проводящих дискриминационную тарифную политику в отношении транзитных перевозок между Калининградской областью и остальной территорией России.

Пользуясь сложившейся ситуацией западные компании стали активно выходить на калининградский рынок, усиливая зависимость региона от импорта. Стала формироваться региональная бизнес-элита, ориентированная на западные ценности, в том числе и культурные. Накопление капиталов этой бизнес-элитой способствовало появлению региональных политических движений и сил, открыто выступающих за независимость региона от России под видом республики, особой, либо заграничной территории, либо путем постепенной интеграции региона в Евросоюз (Балтийская республиканская партия, общественное движение «Республика» и тд.).

В результате такой экономической политики в тяжёлой ситуации оказалось население региона. Произошёл резкий рост безработицы, моряки, судостроители и высококвалифицированные специалисты, а также военные пенсионеры были вынуждены искать новую работу и переквалифицироваться в продавцов, перегонщиков автотранспорта и торговцев недвижимостью. Ситуацию усугубляло эксклавное положение региона. Среди жителей Калининградской области традиционно преобладало число сторонников коммунистической идеологии, поэтому после проявления резких и негативных результатов проводимых реформ число сторонников КПРФ значительно выросло. Не способствовала росту доверия населения и проводимая в области командой Ю.С. Маточкина политика планомерного переселения немцев в Калининградскую область.

Указом Президента РФ от 6 марта 1995 года у СЭЗ «Янтарь» были прекращены таможенные льготы, а 22 января 1996 г. был принят закон N 13-ФЗ «О свободной экономической зоне в Калининградской области», который долго лоббировал Ю.С.Маточкин, но положения новой СЭЗ уже существенно ограничивали свободу региональных властей. Закон ставил под таможенный контроль производство товаров из беспошлинного сырья: у области остались лишь льготы на импорт товаров для внутреннего потребления, регулирование же внешнеэкономической деятельности осталось за федеральными органами власти. Тем не менее, к этому времени в регионе уже сформировался круг лиц, использующих режим ОЭЗ для обхода таможенного и налогового законодательства и ввоза товаров, произведённых за рубежом на остальную территорию РФ под видом продукции, произведённой в ОЭЗ.

Вместо иностранных инвестиций регион превратился в перевалочную базу контрабандистов: по статданным администрации, при максимальном уровне общего потребления алкоголя в 5 млн. литров в 1997 году в область было ввезено 43 млн. литров сигарет, при максимальном уровне общего потребления в 50 млн. пачек, было импортировано 300 млн. пачек и т.д.

Первая выпущенная на "Автоторе" машина BMW. Фото из архива "НьюсБалт".

Первая выпущенная на «Автоторе» машина BMW. Фото из архива «НьюсБалт».

Вместо развития реальной экономики и поиска инвестиций в реальное производство региональные власти быстро научились «паразитировать» на льготах. Примером здесь может являться холдинг «Автотор», основанный как раз под действие закона об ОЭЗ в 1996 году, который занимался тем, что ввозил готовые автомобили под видом их производства в регионе. Бюджету России был нанесён значительный ущерб. Лишь после вмешательства таможенных органов РФ, «Автотор» был вынужден начать инвестиции в сборочное производство на территории области. При этом компания была тесно связана с немецким автомобильным концерном БМВ и пыталась заполучить мощности калининградского судостроительного завода «Янтарь» под свои «сборочные» производства, что напрямую угрожало дальнейшему существованию этого предприятия, входившего в российский ВПК. Только благодаря вмешательству правительства РФ удалось остановить планы германского концерна по расчленению и банкротству предприятия.

Вторым ярким примером «выгод» региона от ОЭЗ является создание в 1994 году в регионе компании «Содружество» («Содружество-Соя») с участием иностранного капитала. Данное предприятие расположено на берегу Калининградского залива у города Светлый и занимается переработкой генномодифицированной сои (MON89788) производства компании Монсанто (США). Благодаря действию закона об ОЭЗ компании удалось монополизировать российский рынок соевого шрота, что привело к попыткам Российского зернового союза обнулить ввозные пошлины на этот продукт ГМО, используемый в животноводстве. Данное предприятие наносит значительный ущерб экологии региона, сбрасывая свои стоки в Калининградский залив, где уже наблюдается исчезновение рыбы, но самый главный ущерб оно наносит здоровью населения области.

Таким образом режим ОЭЗ позволил крупному иностранному капиталу в обход российского налогового и таможенного законодательства занять лидирующие позиции на внутрироссийском рынке. Примечательно, что через 8 лет с момента начала действия СЭЗ «Янтарь» область на 60 процентов зависела от поставок импортного продовольст­вия. Итогом работы и стратегии команды Ю.С.Маточкина к 1996 году стало 3-х кратное снижение промышленного производства, двукратное падение сельского хозяйства, утрата продовольственной независимости и другие значительные потери.

В октябре 1996г. Ю.С. Маточкин проиграл губернаторские выборы рыбопромышленнику и генеральному директору Калининградского государственного морского рыбного порта Леонида Горбенко. Большинство населения высказалось за отказ от либеральных реформ и возрождение рыбной отрасли региона. Большую поддержку Горбенко оказали голоса коммунистов. С этого момента команда Маточкина уходит в различные государственные и окологосударственные структуры, создает коммерческие предприятия, ведёт научную работу, продолжая продвигать свои идеи, но основа будущей стратегии развития региона, как импортоориентированного субъекта РФ с особыми правами и статусом, была ею успешно заложена и оказывает влияние на экономику региона до сегодняшнего дня.

Основными признаками региональной стратегии периода команды Ю.С.Маточкина являлись:

1. Особый экономический статус региона (включая налоговые и таможенные льготы, свободу инвестиций, обращения иностранной валюты и т.д.), приведший к экономическая изоляции области от России;
2. Стремление к обретению регионом особого политического статуса («Ганзейский район Прибалтики», «Балтийская республика», «Еврорегион Кенигсберг», «Заграничная территория» и т.д.), предусматривавшее свободу в ведении международных переговоров, принятии экономических решений, принятие законодательства ЕС и другие права;
3. Сокращение экономического и научного потенциала, а также инфраструктуры региона;
4. Усиление доли иностранного капитала, скупка земель и объектов недвижимости иностранными компаниями.
5. Сокращение российской военной группировки и стремление к ликвидации базы Балтийского флота;
6. Интеграция региона в экономику стран балтийского региона и ассоциация с ЕС;
7. Существенный рост совместных предприятий и использование ими режима ОЭЗ для уклонения от уплаты таможенных и налоговых платежей в бюджет РФ;
8. Появление политических организаций выступающих с позиции сепаратизма;
9. Заявления о необходимости переименования Калининграда в Кенигсберг и о возвращении исторических названий населённым пунктам области;
10. Активное проникновение зарубежных НКО в региональные сферы культуры и образования;
11. Восстановление немецкого облика Калининграда;
12. Возвращение немцев в Калининградскую область, их консолидация, расширение работы немецких обществ и организаций;
13. Возрождение немецкой истории, архитектуры и культуры.
14. Активизация малочисленных конфессий (католики, протестанты, мусульмане) и религиозных сект.

Источник — Starover.livejournal.com

  • Alexandr Bobylyov

    Генпрокуратура России, ау, тут вам работы невпроворот!