Памятная монета Нацбанка Белоруссии с Сапегой, на котором кровь православных христиан.
Памятная монета Нацбанка Белоруссии с Сапегой, на котором кровь православных христиан.

Литовское иго: геноцид за веру

Как белорусские историки пытаются загнать белорусов в Европу

Главной проблемой в Великом княжестве Литовском (ВКЛ) были незатухающие противоречия между русским народом, исповедующим православную веру, и литовскими племенами. Жертвоприношения и мученические смерти православных христиан, устраиваемые языческими жрецами-литовцами в священной роще, обостряли отношения между двумя народами. Было понятно, что у государства, в котором нет единства, не может быть будущего. Понимали это и литовские князья. Поэтому согласились они на предложение поляков принять латинскую веру и объединить два государства для того, чтобы вместе взяться за перевоспитание русских. Как они это делали, и что из этого получилось, автор расскажет в своей публикации.

В 1386 году сын Ольгерда литовский князь Ягайло крестился по католическому обряду и женился на польской принцессе. В результате этого династического брака Ягайло становится польским королём и берёт на себя обязательство обратить в католическую веру всё население ВКЛ, в том числе и православных христиан Западной Руси, входящей в состав ВКЛ.

Для осуществления этих планов было задумано заставить православных христиан Западной Руси заключить унию с папой Римским и тем самым признать его своим главой. Для населения Белой Руси это была трагедия. Признать возможность догматического единения с католической церковью означало заявить о своей готовности стать перекрещенцем. Пойти на это предки белорусов не могли.

В 1413 году на польском сейме составляется акт о соединении Литвы и Польши в одно государство, в котором все высшие должности – воеводы и каштеляны – могли занимать только поляки и литовцы-католики. В результате в новом государстве литовская народность занимает привилегированное положение по отношению к русскому населению. Это объяснялось тем, что западнорусские земли в то время занимали положение завоёванных территорий, а народ, проживающий на них, рассматривался в качестве покорённого.

В ответ на нежелание предков белорусов принять чужую веру в 1436 году на территории ВКЛ вводится инквизиция. Противников католицизма преследуют и подвергают казням. Запрещается использование русского языка. Православным христианам для совершения обрядов крещения, венчания и погребения необходимо было брать разрешение у ксендзов, при этом хоронить по православному обряду разрешалось только ночью. Везти тела усопших православных христиан на кладбище можно было через те городские ворота, которые предназначались для вывоза нечистот.

Вот в какую кровавую и грязную яму ввергли литовские князья русский народ Западной Руси. И сейчас мы должны приложить все силы для того, чтобы узнали белорусы, сколько горя, слёз и унижений скрывалось за красивым названием “Великое княжество Литовское”.

После образования в 1569 году государства Речи Посполитой на территорию Белой Руси хлынула польская шляхта. Усиленная полонизация и окатоличевание приобрели невиданный размах. Высшее русское сословие, чтобы сохранить свои доходы и имения, пошло на предательство своего народа и приняло чужую веру. Латинство становилось панской верой.

Но не отрёкся от веры своих отцов простой русский народ, и поэтому против православных христиан Белой Руси был объявлен настоящий крестовый поход. Своих эмоций папа Римский не сдерживал:

«Да проклят будет тот, кто удержит меч свой от крови».
(Исторический очерк церковной унии. Протоиерей Константин Зноско. Минск, 2004. С. 233)

Почему на таком высоком уровне раздавались призывы истреблять белорусов? И куда нас, белорусов, завела бездумная политика литовских князей?

«Примеру своих духовных отцов во всём следовали управляющие из католиков. Они делали заезды на православные монастыри и церкви, производили здесь буйство, выгоняли монахов и монахинь, раздев последних донага, и, очистив таким образом монастырь или церковь, передавали их униатам. Подобные заезды сделаны были минской шляхтой на Минский Петропавловский монастырь и витебской шляхтой на Марков монастырь. Шляхтичи разбойническим образом нападали на православных священников, истязали и даже убивали их. Православным священникам отрубали пальцы, привязывали их нагими к четырём кольям, привешивали за руки и за ноги к шестам, заставляли есть сено, бегать на аркане за лошадьми. В Орше с оружием напали на Кутеинский женский монастырь и подожгли его. В Слуцке сожжены три православные церкви: Воскресенская, Замковая и Варваринская».
(Белоруссия и Литва. Минск: Изд. центр БГУ, 2004)

Надо обратить внимание на то, что делали это не дикие кочевники. Это Европа таким образом приобщала белорусов к своим ценностям. Сейчас мы видим, что в то время для наших предков наступил их черёд постоять за Веру Православную, и, несмотря на зверства сторонников унии, они не предали веру своих отцов.

В октябре 1618 года жители Могилева закрыли городские ворота, наставили пушки и не пустили в город униатского епископа Иософата Кунцевича. Могилевчане знали, что их ждёт расправа, но от веры своей они отказаться не могли. Тогда польские войска взяли город штурмом и разграбили его. Оставшиеся в живых защитники Веры Православной были казнены.

В 1623 году в Варшаве состоялся сейм, на котором выступил известный просветитель Лаврентий Древинский. Он потребовал прекратить преследования православных христиан и сообщил собравшимся на сейме, что граждане полоцкие и витебские не могут иметь в городе ни церкви, ни даже дома для богослужения и поэтому вынуждены по воскресным и праздничным дням уходить в лес и там проводить божественные службы. Рассказал Древинский и о вопиющем происшествии:

«Наконец, вот дело высшей степени ужасное, невероятно варварское и свирепое: в прошедшем году, в том же самом белорусском городе Полоцке, вышеупомянутый полоцкий епископ — отступник Иосафат Кунцевич дал повеление выкопать из земли тела православных, недавно погребённых в церковной ограде, и выбросить из могил христианские останки на съедение псам».
(Белоруссия и Литва. Минск: Изд. центр БГУ, 2004. С. 201)

И видим мы, что даже усопших, погребённых по православному обычаю, не оставляли в покое. В октябре 1623 года униатский епископ Иософат Кунцевич прибывает в Витебск и устраивает очередные гонения на белорусов. По его приказу были найдены и разрушены все шалаши и землянки, в которых проводились богослужения. Слуги Кунцевича задержали и избили священника, и это стало последней каплей терпения для жителей города Витебска.

12 ноября 1623 года горожане ударили в набат, началось восстание. Кунцевич был убит, и его тело было брошено в Двину. Папа Римский Урбан VIII призвал короля Сигизмунда покарать непокорных. Расправа над жителями Витебска оказалась скорой и жестокой.

Памятник палачу белорусского народа Льву Сапеге в Полоцке.

Памятник палачу белорусского народа Льву Сапеге в Полоцке.

Руководил процессом литовский канцлер Лев Сапега. Более ста человек были приговорены к смертной казни, среди них были два витебских бургомистра и один полоцкий. Вот так папа Римский, польский король и литовский канцлер вершили суд над православными христианами Белой Руси.

И не тот ли Лев Сапега, именем которого белорусские «свядомые» назвали свой фонд, руководил судебным процессом? Если тот, то должны они знать, что на нём кровь православных христиан. Должны были это знать и белорусские идеологи, когда устанавливали в Полоцке памятник палачу белорусского народа Льву Сапеге, когда называли его именем одну из улиц в Минске.

Это Лев Сапега в угоду своей карьере меняет православную веру на протестантскую, а затем принимает католичество. Тридцать сребреников получил за это литовский канцлер. А не с литовского ли канцлера сейчас берут пример белорусские «свядомые», когда просят у Запада санкции для народа, а сами получают за это те известные тридцать сребреников?

Точно также вели себя и литовские князья. Вина их заключается в том, что отдали они народ Белой Руси на поругание полякам и ничего не сделали для того, чтобы облегчить его участь. Польша с усердием взялась за воспитание наших предков, но у белорусов была своя вера, своя культура, своя душа, и поэтому не хотели они становиться поляками.

Казнь восставших витебчан проводилась через отсечение головы. С городской ратуши был сброшен колокол, в который били в набат, призывая жителей Витебска положить конец бесчинствам униатского епископа. Верхняя часть ратуши была разрушена, а в нижней части было устроено питейное заведение.

Да, православные христиане были готовы ценой своих жизней защищать свою веру, но также решительно был настроен и польский король Сигизмунд III. Всем была известна его непреклонная решимость полностью искоренить Православную Веру в пределах Речи Посполитой, потому что народом в этом государстве считалась только католическая шляхта, а белорусы под эту категорию не подпадали. В чужом государстве жили наши предки. Поэтому взоры белорусов постоянно были обращены на Восток.

В 1624 году в Москву, к царю и Патриарху, была направлена делегация с просьбой принять Белую Русь в своё подданство. Но Москва после “Смутного времени” была не готова начинать с Польшей новую войну. Истощённой России это было не по силам. Выход из создавшейся ситуации был один – это вооружённая борьба. Жители Могилева предупреждали гонителей Православной Веры:

«Убьём вас и утопим в этой луже, хотя бы и нам, как было в Витебске, отрубили головы».
(Белоруссия и Литва. Минск: Изд. Центр БГУ, 2004)

Вот так решительно были настроены предки белорусов, и сейчас мы склоняем головы пред их подвигом. До освобождения белорусов от литовско-польского ига оставался 171 год.

Теперь давайте задумаемся. Православные христиане в Великом княжестве Литовском вынуждены совершать богослужения в шалашах. Православные священники бегают на аркане за лошадьми, а потом их заставляют есть сено… Латинская и униатская партии призывают «рубить схизматиков». В 1696 году вводится полный запрет на русский язык. И сейчас учёные Института истории Национальной академии наук Беларуси утверждают, что для белорусов это было время наибольшего расцвета. Для чего они это делают? А принцип тут известный: если нашим предкам в ВКЛ было хорошо, то и нам там будет хорошо. Вот так белорусские историки пытаются загнать нас в Европу.

Да, «выучили» белорусы на свою голову учёных, а они теперь своему народу «евромайдан» пытаются устроить. И получается это у них без горящих покрышек и коктейлей Молотова. Тут надо признать, что у академической науки имеется огромный потенциал. Только, к сожалению, используют его белорусские ученые не во благо своего народа, а во вред ему. Нам остаётся горько пошутить: «Вот у кого должны были поучиться бандеровцы, прежде чем идти на штурм Киева».

ИсточникТелескоп