Овидий Горчаков в окружении польских детишек идёт к могиле Анны Морозовой.

«Нас объединила большая дружба с Польшей»

Интервью с дочерью легендарного разведчика Овидия Горчакова, освобождавшего Польшу от фашистов

Власти Польши снесли памятник красноармейцам в посёлке Сарнице, расположенном в Великопольском воеводстве. Монумент был установлен на месте, где в 1944 году трое советских разведчиков подорвали себя гранатой, когда их окружили нацисты. Погибшие служили с легендарным военным разведчиком Овидием Горчаковым. Редакция «Спутника» попросила дочь разведчика Наталью Горчакову рассказать о «польском следе» отца.

Наталья Горчакова на Партизанской аллее, которую высаживали ветераны разведшколы, в том числе и Овидий Горчаков.

Овидий Горчаков был награждён высшим орденом Польской Народной Республики «За воинскую доблесть», поскольку участвовал в операции по вывозу из немецкого тыла делегации Krajowej Rady Narodowej в Москву, где в мае 1944 года она была принята Иосифом Сталиным.

Интересно, что именно разведчик Овидий Горчаков стал для писателя Юлиана Семёнова прототипом киногероя майора Вихря – советского офицера, спасшего Краков от уничтожения гитлеровцами, когда они при отступлении заминировали старинный польский город.

Рассказывает Наталья Горчакова:

— Непосредственно мой отец не участвовал в спасении Кракова. Писатель Юлиан Семёнов взял его образ: внешность, манеру говорить и думать. Но у папы было другое задание в Польше. Он добывал сведения о системе оборонительных сооружений в районе северо-востока города Познань. Как раз обелиск, который разрушили в Польше, свидетельствует о деятельности разведгруппы. Две фамилии на памятнике мне неизвестны, а вот третью – Константина Молодцова – я знаю. Он был вместе с отцом в 1944 году. И он подорвал себя гранатой, чтобы фашисты не взяли в плен.

— Наталья Овидиевна, после войны ваш отец как часто посещал Польшу?

— Папа ездил в Польшу неоднократно. С поляками в те времена была большая дружба. Это сейчас, к сожалению, сознание наших бывших товарищей переориентировалось на западные ценности. Память оказалась короткой. Передо мной лежит большая статья из польского журнала за 1984 год об отце под заголовком «Воинская доблесть для «Спартака»». У него был такой позывной. Отец был награждён высшим орденом Польской Народной Республики «За воинскую доблесть», поскольку участвовал в операции по вывозу из немецкого тыла делегации Krajowej Rady Narodowej в Москву, где в мае 1944 года она была принята Иосифом Сталиным.

А вот передо мной фотография, на обороте которой написано: «В знаменитом склепе неизвестного польского солдата, похороненного на центральной площади Варшавы. Овидий Горчаков, рядом с ним Алесь Адамович, бывший партизан Белоруссии».

— Скромно так написано про Алеся Адамовича, известного писателя, который первым рассказал миру о Хатыни – белорусской деревне, сожжённой фашистами вместе с её жителями.

Могила Анны Морозовой в Польше.

— Мой отец дружил с партизанами. Часто они приезжали к нам, останавливались прямо в квартире, я была тогда ещё маленькой, но помню. В те годы большую часть его жизни заняла книга «Вызываем огонь на себя» о сещенском подполье, которое возглавляла Аня Морозова. Героическая девушка, она погибла в 23 года в Восточной Пруссии (сейчас это территория Польши. – Прим. ред.) в составе разведгруппы «Джек». Вот как раз у нас хранится снимок, где мой папа в окружении польских детишек идёт к могиле Ани. А вот фото, на обороте которого читаем: «Автор повести «Вызываем огонь на себя» Овидий Горчаков и бывшие сещенские подпольщики Ян Тыма и Вацлав Месьяш на польском телевидении». Меня, конечно, сегодня очень беспокоит могила Ани Морозовой. Боюсь, что её может постичь такая же участь – уничтожат (могила разведчицы Анны Морозовой расположена на кладбище в польском селе Градзаново-Костелное в Мазовецком воеводстве. – Прим. ред.).

— О разведывательной деятельности Овидия Горчакова на территории Польши действительно мало написано…

— Так и есть. Он сам писал всегда о других людях, о других разведгруппах, а о своей истории не писал. Вероятно, не очень-то и позволялось. Дело в том, что он служил в воинской части № 9903, которая на самом деле была разведшколой, в которой обучались такие герои Великой Отечественной войны как Зоя Космодемьянская, Вера Волошина. И лишь буквально несколько лет назад разрешили называть эту часть разведывательной.

Я часто встречаюсь с родственниками ветеранов из части 9903. Это была настоящая кузница разведкадров. Папа поступил в неё, когда ему было всего 17 лет — осенью 1942 года. Всего разведшкола выпустила порядка 2 тысяч человек, из них погиб практически каждый второй. Папе удалось остаться в живых, несмотря на ранения и контузию.

— Помнят ли сегодня Овидия Горчакова в Польше?

Статья о Горчакове «Воинская доблесть для «Спартака»» в польском журнале за 1984 год.

— Да, таких людей не много, но они есть. В 2013 году брянский журналист Евгений Потупов, который заканчивает книгу о моём отце, побывал в Гданьске на встрече российских и польских писателей. И там он узнал, что, например, профессор Иоанна Миновска не забыла имя Горчакова в своих работах.

«Сейчас совершенно другое время. У нас теперь капитализм, востребованы другие ценности, и русская литература стала не нужной, а Польша устремлена в англоязычный мир», — с сожалением подытожила профессор Миновска.

В День Победы 9 мая Наталья Горчакова, как и миллионы россиян, выйдет в Москве на акцию «Бессмертный полк», неся над собой фотографию своего отца – легендарного разведчика Овидия Горчакова.

Источник«Спутник. Польша»

P.S. В беседе с корреспондентом «НьюсБалт» Наталья Горчакова вспомнила ещё об одной громкой и очень опасной истории в жизни отца:

— Дело в том, что у командира партизанского отряда Сазонова, в котором служил отец, был самый настоящий культ личности. Он по надуманным причинам приказал расстрелять радистку Надю Кожевникову. Отец был против, с товарищами поднял бунт. Дошли до Москвы. Но даже после войны отец боялся, что его убьют. Обо всём об этом он написал повесть «Вне закона», которую считал самой главной в своей жизни. С моей будущей мамой в медовый месяц они поехали по местам боевой славы в Белоруссию, это был 1949 год, ещё было целы землянки. А он пометил место, где похоронили эту девушку.

И, может, сегодня страшно звучит, но по тем временам это было нормально, он выкопал останки девушки и взял с собой её череп. Это череп хранился в кабинете отца до тех пор, пока этого Сазонова не осудили. Только тогда родители поехали и похоронили череп.

А «Вне закона» напечатали только в годы Перестройки.