Владимир Беспалов: «Блокада Берлина» и продовольственный вопрос — забытые аспекты

Германист, эксперт «NewsBalt» Владимир Беспалов проанализировал однобокую точку зрения о «полной блокаде Берлина» 65 лет назад.

На этой неделе исполнилось 65 лет со дня так называемой «блокады Берлина» советскими войсками. В современной западной историографии, а также в массовом сознании граждан давно установилась однобокая точка зрения на эти события. Дошло до того, что немецкая радиостанция «Deutsche Welle» сравнила её с Ленинградской блокадой (дословно в статье: журналиста DW Владимира Анзикеева от 24 июня 2013 года: «Берлинская блокада. Возможно, у кого-то это словосочетание вызовет недоумение. Блокада? Конечно же, ленинградская! Но берлинская тоже была и тоже во время войны». — «NewsBalt»). Германист, эксперт «NewsBalt» Владимир Беспалов проанализировал тезисы о «полной блокаде Берлина» Советским Союзом, сделав выводы, что данные утверждения не выдерживает серьёзной критики.

Суть однобокой точки зрения на так называемую «блокады Берлина» сводится к нескольким стандартным тезисам:

1. Советский Союз стремился к преобладанию на европейском континенте посредством выигрыша противостояния с западными державами в оккупированной Германии, которой он хотел силой навязать свою волю;

2. Одним из камней преткновения в данном вопросе был вопрос о присутствии в западных секторах Берлина союзнических гарнизонов;

3. Для того чтобы выгнать союзников из Берлина, Сталин пошёл на перекрытие всех путей доступа в город и установление полной блокады западной части города, использовав как предлог, проведение денежной реформы в западных зонах Германии;

4. Блокада обрекла на голодную смерть двух с половиной миллионное население города, от которой оно было спасено благодаря лишь установлению американскими и британскими ВВС «воздушного моста», по которому было переправлено основное количество продуктов питания для мирных граждан.

Так, например, научно-популярное немецкое журнальное издании «P.M. DOKU» выпустило несколько лет назад специальный номер, посвящённый «блокаде Берлина». В этом издании опубликованы редкие фотографические материалы, посвящённые тем событиям.

Однако оценки, данные немецкими историками, в частности Штефаном Аустилатом в передовице, сотрудником крупного берлинского периодического издания «Tagesspiegel» не отличаются, от тех которые давались западными политическими деятелями в период 1950 — 60-х гг.: «До сих пор мы точно не знаем, что Сталин хотел на самом деле: всю Германию? Или только её столицу?».

В 1998 г. официальный американский ежеквартальный журнал, освещающий проблемы внешней политики и международных отношений «Foreign Affairs» к 50-летию «блокады» также издал специальный номер, посвящённый тем событиям, в котором вышеприведённые тезисы описывались на официальном уровне, как позиция Государственного департамента США. Поток литературы на Западе, посвящённый данным сюжетам, по размаху не сравним с современной российской историографией, в которой фактически нет специальных работ по «блокаде» 1948/49 гг.

Не умаляя мужество англо-американских лётчиков, которые в трудных зимних условиях совершали по несколько полётов в день в Западный Берлин, а во время функционирования «воздушного моста» погибло 78 человек, из них 70 – англо-американские лётчики и технический персонал, следует отметить, что точка зрения о решающей роли «воздушного моста» в деле спасения мирных горожан требует существенной корректировки.

Следует сразу отметить, что эти установки лишены внутренней логики. Что касается первого тезиса, то из опубликованных в последнее время документов архива Службы внешней разведки РФ и Государственного архива Великобритании видно, что СССР в послевоенные годы явно не обладал никакими агрессивными планами относительно западных союзников. Бывшие же коллеги по антигитлеровской коалиции, напротив, ещё в ходе боевых действий во время Второй мировой войны разработали на уровне штабов и рассмотрели на государственном уровне вполне конкретные планы по устранению СССР как активного субъекта мировых геополитических процессов.

Ещё летом 1943 г. Управление стратегических служб США разработало т.н. «Меморандум 121», который был утверждён высшим военным руководством США и рассмотрен Рузвельтом. Меморандум предусматривал «попытаться повернуть против России всю мощь непобеждённой Германии, всё ещё управляемой нацистами или генералами».

На основе этого «Меморандума» был разработан и принят тайно на Квебекской конференции 1943 г. т.н. «план Рэнкин», в соответствии с которым предполагалось установление англо-американского контроля над всей Германией, над всеми государствами Восточной Европы, прежде чем это успеет сделать советские войска. В апреле-мае 1945 г. английскими военными по поручению Черчилля был также разработан т.н. план «Немыслимое», общеполитическая цель которого «навязать русским волю Соединённых Штатов и Британской империи» путём нанесения 1 июля 1945 г. двух мощных танковых ударов немецких и англо-американских дивизий при активной поддержке авиации в Северо-Восточной и Восточной Германии.

В свою очередь, Советский Союз из оккупируемых им территорий пытался создать своеобразный «пояс безопасности» против новой угрозы с Запада и для предотвращения образования новой враждебной коалиции западноевропейских государств.

Что касается, других тезисов, то стоит отметить, что причины установления «блокады» были куда более глубокими, чем просто ограничение возможности подрыва финансовой системы восточной зоны и общего валютного поля Большого Берлина. Второй тезис действительно соответствует логике развития берлинской проблемы на тот период, однако следует отметить, что присутствие союзников в западной части Берлина было камнем преткновения именно для выстраивания Союзом упомянутого «пояса безопасности», а не для преобладания на европейском континенте.

СССР в послевоенные годы выступал именно за единую демилитаризованную и нейтральную, не входящую ни в какие военные и политические блоки, Германию. Достаточно вспомнить т.н. «ноту Сталина» от 10 марта 1952 года, в которой тот предлагал западным союзникам безотлагательно при участии общегерманского правительства начать разработку мирного договора с Германией. СССР предлагал объединение страны, воссоздание в разумных размерах немецкой армии, военной промышленности, а также свободной деятельности демократических партий и организаций, но при условии неучастия Германии в военных блоках, что исключило бы использование Германии как плацдарма для блока НАТО, но в то же время и уход с её территории всех советских войск. Западные страны отвергли советские предложения. Но всё же, что было до этого?

Невыполнение западными оккупационными державами в 1946 – 1948 гг. Потсдамских решений (неразоружение до февраля-марта 1946 г. интернированных немецких войск на севере Германии, формальное проведение денацификации, отказ американцев в 1946 г. от выплат репараций из своей зоны оккупации Советскому Союзу), и фактический саботаж работы Контрольного совета посредством отказа от принципа общей отчётности перед Союзным Контрольным советом (СКС) привели к жёсткой реакции Советского Союза, выразившейся в прекращении работы СКС и четырёхстороннего управления Берлином.

Протест советского правительства против односторонних действий западных держав в своих зонах и Лондонского совещания США, Великобритании и Франции в феврале — марте 1948 г., на котором было принято решение об образовании из трёх западных зон сепаратного западногерманского государства, противоречащего Потсдамским принципам, весной 1948 г. принял крайне жёсткие формы.

Главноначальствующий Советской Военной администрации в Германии (СВАГ) маршал Василий Соколовский на последнем заседании СКС 20 марта 1948 г. прямо заявил, что «создаётся положение, при котором только Советская сторона может отчитываться перед Контрольным Советом, а американская и британская стороны отказываются дать отчёт Контрольному Совету о своих действиях в оккупированных ими зонах Германии», тем самым «лишний раз подтверждается, что Контрольного Совета фактически уже не существует, как органа верховной власти в Германии», а представители этих держав «хоронят его, они уничтожают те соглашения, которые были приняты относительно СКС в Германии».

Берлин, образно выражаясь, был своеобразным передним краем начавшегося противостояния между СССР и Западом. Военные коменданты западного Берлина дублировали в своих секторах действия Верховного командования своих зон оккупации Германии, чем нарушали право своего присутствия в городе, т.к. ни в одном из соглашений, определявших статус Берлина, нельзя найти ни одного упоминания о том, что западные державы будут обладать в городе или в своих секторах верховной властью. Таким образом, размещённые в нём гарнизоны США, Великобритании и Франции были значительным фактором демонстрации как своих намерений относительно Германии в целом, так и закрепления своих претензий на главенство в решении германских вопросов, посредством отторжения бывшей столицы поверженной страны от советской зоны. Распространение валютной реформы на территорию западной части Большого Берлина было лишь инструментом для раскола Берлина, который был следствием раскола всей Германии.

Решение о давлении на западные державы посредством нажима на их гарнизоны в городе и их коммуникации с Берлином было принято, скорее всего, ещё осенью 1947 г. Довольно чётко тогда сформулировал эту позицию советского правительства бывший представитель СССР в Европейской Консультативной комиссии Фёдор Гусев в письме Молотову от 17 октября 1947 г.:

«Присутствие англичан и американцев в зоне Большого Берлина даёт для них не только информацию о положении в советской зоне, но и возможность через свои сектора … оказывать то или иное влияние на население советской зоны оккупации. Такой возможности в отношении западных зон советская администрация в Германии не имеет …. Если американцы и англичане … не пойдут на удовлетворение вполне законных требований Советского Союза … то, может быть, Советскому Союзу придётся поставить вопрос об упразднении зоны Большого Берлина и об объявлении всей этой территории частью советской зоны. Конечно, это крайняя мера и прибегать к её применению можно лишь тогда, когда не будет никаких надежд на соглашение».

ilw1529.gif

Карикатура на маршала СССР Василия Соколовского, как на кукловода Берлинским городским собранием.

Уже 25 марта 1948 г., то есть через пять дней после окончания работы СКС, маршал Соколовский издал секретный приказ № 002 «Об усилении охраны и контроля на демаркационной линии советской зоны оккупации Германии» , который устанавливал с 1 апреля новый порядок контроля за передвижением людей и грузов через советскую зону. С этого времени начинается активная политика транспортных ограничений СВАГ на коммуникациях западных союзников, связывавших западные сектора Берлина с западными зонами оккупации Германии.

Это был пробный шаг в испытании Советским Союзом данного средства давления на бывших союзников. Американцы организовали тогда т.н. «малый воздушный мост», по которому также испытали возможность доставки грузов в Берлин по воздуху. После этого движение было восстановлено до лета 1948 г.

В ответ на проведение денежной реформы в западных секторах города (вопреки гарантиям представителей западных держав о том, что реформа не коснётся этих секторов) советские органы вынуждены были начать проведение крупных акций по полному перекрытию сухопутных трасс, связывавших Берлин с западными зонами, с целью не допущения в город новой валюты. Однако, эти акции с 23/24 июня 1948 г. по 12 мая 1949 г., получившие название «берлинской блокады», к сожалению, не смогли заставить западные державы отказаться от планов, направленных не только на раскол Германии и Берлина, но и на постепенное давление на геополитические интересы СССР.

О чёткости и спланированности этих акций говорит и своеобразный подготовительный период в организации ограничения передвижений между западными зонами и западными секторами Берлина. Ещё 4 июня 1948 г. вышел приказ Главноначальствующего СВАГ № 0199 «Об уточнении правил применения директив … Контрольного Совета «О процедуре выдачи разовых межзональных пропусков немецким гражданам на проезд за пределы зоны и обратно по вопросам межзональной торговли» . Через четыре дня Соколовский издал приказ № 0201 «Об уточнении порядка пропуска грузов за пределы Советской зоны оккупации Германии и об улучшении работы контрольно-таможенных пунктов», в котором начальнику управления внешней торговли СВАГ предписывалось «завести учёт грузов американских, английских и французских оккупационных войск и военных администраций, перевозимых через демаркационную линию в Берлин и обратно», а также «предупреждать пассажиров при приёме багажа о том, что их багаж будет подвергнут таможенному досмотру на демаркационной линии или границе зоны» .

Действия советской стороны, вопреки поздним утверждениям, трудно было отождествить с действиями, направленными на обречение граждан города на голодную смерть. Факты опровергают эти утверждения. Советская сторона предпринимала все попытки облегчить положение немецкого населения города, оказавшегося невольным заложником возникшего противостояния.

Перемещение гражданских лиц из западных секторов города в восточный было ограничено СВАГ лишь на 5 дней (с 24 по 29 июня) с целью упорядочения процесса обмена старых денежных знаков на новые в восточном секторе. Таким образом, население могло без каких-либо препятствий закупать все необходимые продукты в продовольственных складах советского сектора, хотя и те склады, которые находились в западных секторах города могли также это время (5 дней) полностью обеспечить потребности граждан. На этих складах скопилось большое количество продовольственных засов, в частности зерна, принадлежащего советской администрации.

Заместитель заведующего отделом снабжения берлинского магистрата Летч 16 октября 1948 г. сделал заявление в газете «Berliner Zeitung», что военная администрация западных секторов блокировала эти продукты, которые принадлежали всему городу, и использовала их только для снабжения западных секторов. Собранных на этих складах продовольственных резервов хватило, что бы обеспечить жителей западных секторов по установленным рационам: хлебом – на 60 дней, рыбой – на 87, жирами – на 97, сахаром – на 90 дней.

Поэтому и в июле, и в августе население Западного Берлина было обеспечено продуктами. Однако, немецкое информационное агентство Советской оккупационной зоны (АДН) в первый же день ограничений предупредило о возможности перебоев с продовольственным снабжением гражданского населения . Уже 14 июля 1948 г. в официальной ноте Советского правительства правительству США было заявлено, что «Советское командование неизменно проявляло и проявляет заботу о благосостоянии и обеспечении нормального снабжения берлинского населения всем необходимым и стремиться к скорейшему устранению затруднений, возникших в последнее время в этом деле».

12 июля Соколовский издал приказ № 0250 «Об уточнении порядка выдачи разовых межзональных пропусков для немецкого населения, следующего из Берлина и в Берлин через Советскую зону оккупации Германии». В этом приказе, в частности устанавливалось, что «с 15 июля 1948 года разрешить беспрепятственный выезд из Берлина и переход демаркационной линии советской зоны всем немецким гражданам, за исключением тех лиц, которые не имеют на руках межзональных разовых пропусков, выданных Управлением Советской военной комендатуры города Берлина. Разовые межзональные пропуска, выданные немецким гражданам любыми другими органами власти в Берлине, с 15 июля 1948 года, будут считаться недействительными».

20 июля информбюро СВАГ заявило, что СВАГ гарантирует улучшение продовольственного положения западных секторов города, посредством снабжения их всем необходимым. С этой целью оно сразу же выделяло из своих государственных резервов 100 тыс. тонн зерна. Население западных секторов на свои продовольственные карточки, а также на деньги, обращающиеся в советском секторе, могло получать продукты в магазинах советских секторов, по нормам установленным в советской зоне, которые, кстати, были выше западных.

3 августа 1948 г. вышел приказ Соколовского № 0283 «О поставке в Германию из СССР 100 тыс. тонн зерна для снабжения гор. Берлина», в котором приказывалось «произвести перевозку зерна морем за счёт уменьшения вывоза в июле-августе 1948 года на 25 тыс. тонн металлолома и на 25 тыс. тонн репарационных грузов из Германии».

24 июля 1948 г. комендант советского сектора генерал Александр Котиков в продолжение гарантий СВАГ от 20 июля издал приказ № 80 о снабжении продовольствием жителей западных секторов Берлина через продовольственные магазины советского сектора . В соответствии с приказом каждый житель западных секторов мог с 26 июля по 3 августа зарегистрироваться в карточных бюро советского сектора. Советский комендант также обязал продовольственные органы берлинского магистрата следить за исполнением этих поручений и выдачей карточек, посредством назначения новых ответственных сотрудников в отделе снабжения магистрата. Большая часть этих людей, во главе с заместителем заведующего отделом снабжения Паулем Летчем была членами СЕПГ.

На территории советского сектора находилось 2800 продовольственных магазинов различных видов. Большое количество этих магазинов было развёрнуто непосредственно возле границы секторов, что облегчало жителям западной части города получение продуктов. Таким образом, жители западных секторов могли получать продукты питания в советском секторе не только по карточкам, которые они получали в своих секторах, но и по тем которые им выдавались в советском.

Однако все эти меры советской стороны встретили решительный отпор командования западных гарнизонов и той части берлинского магистрата и городской палаты депутатов (значительная часть депутатов фракций СДП, ХДС, и ЛДП), которая ориентировалась на западных союзников. Американский комендант уже через четыре дня, 28 июля 1948 г. издал контрприказ, в соответствии с которым со своей стороны запрещал проводить какие-либо изменения в органах магистрата, касающихся отдела снабжения. Подобные контрприказы в последующем издали английский и французский коменданты.

17 августа Информбюро СВАГ заявило об обеспечении углём населения всех четырёх секторов Берлина . Вследствие принятых СВАГ мер, жители всех секторов Берлина во второй половине августа получили 60 тыс. тонн угольных брикетов и большое количество дров.

26 августа СВАГ распорядилось о выдаче с 1 сентября 1948 г. молока всем детям до 14 лет из западных секторов, зарегистрированных в восточном секторе на основе приказа советского коменданта № 80. На следующий день западно-берлинская газета «Der Telegraf» по этому поводу выпустила заметку под названием «Пропагандистское молоко», в которой утверждалось что подобные акции со стороны СВАГ – пропаганда и не более. Британская газета «Daily Mail» в те дни писала: «Берлинцы, если они примут предложения о поставках советского правительства, осмеют наши усилия и наш воздушный мост, а наше присутствие сделают бесполезным».

Западные коменданты запретили получать жителям продукты в восточном секторе города, раздув в СМИ тезис об опасности голодной смерти для граждан города со стороны Советов и о спасении их с помощью т.н. «воздушного моста» . Однако, воздушные коридоры, по которым западные державы снабжали свои гарнизоны всем необходимым и позволили провести беспрецедентную логистическую операцию по доставке грузов, в основном углём, СВАГ не закрывала, что говорит не о военных планах СССР по отношению к западным союзникам, а о политическом давлении такими средствами на них. В Берлине продолжал работу совместный межсоюзный Центр воздушной безопасности (Berlin Air Safetly Center; BASC), учреждённый ещё в феврале 1946 г. Центр находился в здании СКС. В нём работали офицеры ВВС четырёх держав в течении всего периода пребывания западных гарнизонов в Берлине (вплоть до 31 декабря 1990 года).

0,,16845291_403,00.jpg

Немецкие дети встречают британский самолёт в дни «Берлинской блокады». Фото: Dw.de.

Снабжение города через «воздушный мост» позволило доставить в город порядка 2 млн. 31 тыс. 746,5 тонн грузов, из них только на уголь, бензин, жидкое топливо и военные грузы приходилось 1 млн. 621 тыс. 885,5 тонн. Продовольствия было доставлено на 488 тыс. 88,1 тонн. Таким образом, доля доставленного топлива и военных грузов составила около 80% от всех грузов, а доля продовольствия — только 20%. В то же самое время советская сторона доставила в Западный Берлин следующие грузы:

— в августе 1948 г., на основе гарантий СВАГ от 20 июля – 100 тыс. тонн зерна и 10,8 тонн жиров, что покрывало ближайшие потребности как немецкого населения Берлина, так и дефицит по жирам, возникший в советской зоне оккупации, связанный с блокированием доступа к складам СВАГ в западных секторах;

— на основе договоров между СВАГ и рядом европейских стран: с 1 августа по 30 сентября 1948 г. Польша поставила 7 млн. штук яиц, 700 тыс. тонн рыбных консервов и 735 тонн свежего мяса; из Чехословакии было завезено 20 тыс. тонн свежего картофеля; из Голландии – 820 тонн сельдей; из Дании – 18 тыс. тонн масла.

Таким образом, только в августе – сентябре 1948 г. по инициативе СВАГ в Западный Берлин было завезено около 850 тыс. тонн продовольственных грузов, что в 1,74 раза больше чем было поставлено по «воздушному мосту». На пресс-конференции 2 октября маршал Соколовский заявил, что ежедневно из советской зоны в Западный Берлин поступает до 900 тонн продуктов, не считая угля, текстильных и других товаров.

Следует также учесть тот факт, что нелегально из земли Бранденбург на чёрные рынки в Западный Берлин по данным министерства торговли и снабжения этой земли в период с июля по сентябрь 1948 г. было доставлено около 73 тыс. тонн продовольствия разного вида, что также опровергает тезис о «сплошной блокаде» города.

Западные администрации предприняли меры по недопущению отоваривания жителей своих секторов в восточной части города. Уже 20 августа 1948 года британские власти впервые за всё время оккупации города перекрыли проволочными заграждениями одну из оживлённых площадей города – Потсдаммерплац, положив тем самым начало фактическому разделению города на две части – западную и восточную. Вскоре военная администрация открыто начала травлю тех западноберлинцев, которые получали продовольствие в советском секторе. Их выселяли из квартир, увольняли с работы. 30 марта 1949 г. оккупационные власти США отдали распоряжение о том, что все служащие полиции и её вспомогательных подразделений, которые получают продовольственные карточки в советском секторе, должны быть «немедленно и бессрочно уволены».

Меры, принятые западными властями, значительно затрудняли поставки из советского сектора и получение продовольствия жителями западных секторов. Так, в августе в карточных бюро советского сектора из 2,6 миллионного населения западных секторов зарегистрировалось 22 тыс. человек, в октябре их число достигло 65 тыс., а в начале 1949 г. – 100 тыс. человек , т.е. 3,84% от общего населения Западного Берлина. Но даже это число свидетельствует о попытках населения воспользоваться предложениями СВАГ.

Таким образом, тезис о полной блокаде Берлина Советским Союзом, поставившей население города на край голодной смерти, не выдерживает серьёзной критики. К сожалению, не изученность данного вопроса российскими историками способствует появлению новых мифов и «народных преданий», что усложняет процесс восстановления исторической истины и понимания всей сложности тех процессов, которые повлияли на всё развитие международных отношений вплоть до сегодняшнего дня.

  • Вадим Крушинский

    По логике автора статьи, СССР организовал блокаду Берлина, дабы продемонстрировать свой гуманизм в деле обеспечения жителей Западного Берлина продовольствием.
    «В ответ на проведение денежной реформы в западных секторах города, советские органы вынуждены были начать проведение крупных акций по полному перекрытию сухопутных трасс, связывавших Берлин с западными зонами, с целью не допущения в город новой валюты. Однако, эти акции с 23/24 июня 1948 г. по 12 мая 1949 г., получившие название «берлинской блокады», к сожалению, не смогли заставить западные державы отказаться от планов, направленных не только на раскол Германии и Берлина, но и на постепенное давление на геополитические интересы СССР.» — ну не вышло у СССР «не допустить в город новую валюту», зачем же было почти год держать город в блокаде?