Фото:
Фото:

Юрий Павловец: Выборы в Латвии – начало национализма?

Политолог Юрий Павловец подытожил для «NewsBalt» выборы в Латвии.

Прошедшие 1 июня 2013 года муниципальные выборы в Латвии в очередной раз продемонстрировали всю трагичность происходящего последние два десятилетия в странах Прибалтики. Связано это в первую очередь с тем обстоятельством, что националистические настроения, которые, по мнению некоторых наблюдателей, стали постепенно сходить на нет, снова оказались во главе политической жизни Латвии.

И это при том, что значительная часть населения, как и прежде, проигнорировала выборы, либо оставшись дома, либо отправившись на природу (явка на выборы только в Риге превысила 50%, а в остальных крупных городах она была около 40-45%). Подобное равнодушие латышей к политической жизни имеет под собой достаточно серьёзные причины, лежащие как на поверхности, так и скрытые от простого взгляда. Именно они определяют не только современную обстановку в республике, но и её будущее.

С одной стороны, проводимая местными властями националистическая политика уже привела к массовой миграции населения за пределы страны. При этом не только русскоязычного, но и тех, кто свято верил и верит в свою латышскую идентичность: работы в стране с каждым годом всё меньше, а долги государства всё больше. Потому-то появившаяся возможность беспрепятственного выезда в страны Евросоюза уже сократила численность населения Латвии более чем на 300 000 человек, или 13%. Оставшиеся же граждане и «неграждане» уже, по-видимому, полностью разочаровались в реальной способности «демократических» процессов, так любимых еврочиновниками, создать условия для серьёзных перемен.

С другой стороны, нынешний латышский абсентеизм представляется большинству наблюдателей следствием слабости различного рода политических партий и блоков, которые сегодня не способны представить электорату более или менее реальную концепцию, как регионального, так общегосударственного развития. И именно на этом фоне вновь, как и в конце 1980-х – начале 90-х годов, стали усиливаться националистические лозунги и рушиться хрупкие надежды на толерантность.

Даже в таком, казалось бы, самом «пророссийском» городе, как Рига, события последних лет демонстрируют, что политическая действительность не только не меняется к лучшему, но и наоборот – всё возвращается к ситуации конца прошлого столетия. Нынешние муниципальные выборы стали очередным ярким тому подтверждением.

Мэр Риги Нил Ушаков, на которого многие русские Латвии возлагали большие надежды ещё несколько лет назад, вновь сохранил за собой пост главы столицы. Коалиция партий «Центр согласия» и «Честь служить Риге» набрала 56% голосов, что оказалось на несколько процентов больше, чем даже ожидалось. Однако подобный расклад лишь на первый взгляд рисует радужную картину изменения отношения латышского общества к «русому вопросу». На самом же деле ситуация в Риге, и не только, довольно неоднозначна.

Необходимо начать с того, что нынешний рижский мэр уже вряд ли может считаться защитой и опорой русских, хотя бы потому, что все последние устремления Ушакова были направлены не столько на служение народу, сколько на повышение своего политического статуса. Впереди грядут парламентские выборы (официально Ушаков пообещал не баллотироваться в Сейм, но политические обещания, как известно, весьма переменчивы), а там, глядишь, и до премьер-министра недалеко.

Вот и приходится Ушакову выбирать – продолжать обозначенный несколько лет назад курс на нивелирование противоречий между русскоязычными жителями столицы (читай страны) и теми, у кого перед глазами стоит пелена ненависти ко всему, что связано с Россией, либо использовать «русский вопрос» в качестве инструмента политической игры. Ведь именно с его помощью можно, как заигрывать с русскоязычным электоратом, так и договариваться с националистами. И выбор, по-видимому, Ушаков сделал уже давно.

В июне 2009 года, когда «Центр согласия» одержал победу на выборах в городскую думу Риги, получив 34 процента голосов и заняв 26 мест в Думе из 60, ему, благодаря коалиции с партией Годманиса и Шлесерса «Латвийская первая партия/Латвийский путь», удалось выдвинуть своего кандидата в председатели Рижской городской думы. Тогда казалось, что наконец-то у всех русских, живущих в Латвии, появился реальный шанс громко заявить о своих правах на равенство. Избранный месяцем позже Ушаков, который отказался от своего места в Сейме республики, стал первым русским градоначальником Риги после выхода Латвии из СССР и представлялся многим своеобразным витязем на берегах Балтийского моря. Однако на деле всё оказалось не так радужно.

Дело в том, что за последние несколько лет политическая эволюция Ушакова прошла довольно большой путь – от пророссийского политика, до электорально ориентированного национал-либерала. Ещё осенью 2011 года на приёме для участников Рижской конференции градоначальник как бы случайно произнёс фразу «после 50 лет оккупации», что стало для многих его сторонников настоящим откровением.

Уже тогда заговорили о начале смены образа русского мэра Риги. Несмотря на то, что политик неоднократно подчеркивал, что целью его движения является создание политической силы, в которой бы на равных правах выступали русскоязычные жители Латвии и латыши, он так и не поддержал идею придания русскому языку статуса государственного, ссылался на опыт Белоруссии, где подобный процесс привел к сокращению сферы применения белорусского языка.

Здесь необходимо отметить, что подобное сравнение правдиво лишь отчасти. Белорусский язык, как в БССР, так и в современной Республике Беларусь практически не имел шансов превратиться в основной язык общения. И дело здесь не столько в политике, проводимой советскими и нынешними властями, сколько в отсутствии чётко сформулированной национальной концепции белорусского народа, где белорусский язык мог бы занимать центральное место. Белорусы в массе своей практически не разговаривали и не разговаривают на белорусском языке, хотя и учат его в школах и ВУЗах страны на равне с иностранными. И признание в 1995 году русского языка как второго государственного стало лишь констатацией факта, но никак не началом искоренения белорусского языка, которым в повседневной жизни, как тогда, так и сейчас пользуется лишь несколько процентов населения страны.

Ситуация же с Латвией совсем иная и сравнивать её с белорусской действительностью, по меньшей мере, некорректно. Поэтому поведению Ушакова есть лишь одно объяснение – тогда была сделана попытка скрыть истинные причины политического бездействия, в надежде сохранить за собой статус политика, готового идти на компромисс не только со своими политическими оппонентами, но и с самим собой.

Ещё больше русскоязычные жители Риги были удивлены тем фактом, что после вступления в должность мэра Ушаков, несмотря на предвыборные обещания, объявил о закрытии 16 рижских школ, 11 из которых были русскоязычными. Это решение объяснялось сокращением правительственных дотаций на образование и образовавшейся «дырой» в бюджете города из-за сокращения финансирования общественного транспорта центральным правительством Латвии.

Однако процентное соотношение закрытых школ свидетельствовало о том, что рижский мэр уже тогда обратил свой взор на часть националистически настроенного электората.

Дополнило же неоднозначный образ Ушакова то, что после опроса жителей Аллеи Джохара Дудаева (до 1996 года Аллея Космонавтики) в ноябре 2011 года мэр заявил, что «учитывая резко отличающиеся мнения, считаю, что самоуправление сейчас не должно принимать какое-либо решение, а вопрос надо отложить». Это было совсем не то, чего от него ожидали многие рижане.

События же нынешних выборов и вовсе заставляют усомниться в «пророссийскости» Ушакова: когда его сторонники вышли на улицы праздновать победу, держа в руках российский флаг, новоизбранный мэр открестился от своих избирателей, заявив, что он «не видел на улицах Риги избирателей «Центра согласия» с российскими флагами». Конечно, в националистически настроенной республике открыто заявлять о своей любви к России может лишь политический самоубийца.

Однако подобное отношение к тем людям, которые в очередной раз доверились Ушакову, не может не вызывать недоумения – рижский градоначальник уже далеко не мальчик и прекрасно знает цену каждому своему слову, от которого зависит достаточно много не только в столице, но и во всей республике. Вряд ли эйфория от победы затмила разум политика, который неоднократно демонстрировал в своих действиях абсолютный прагматизм. Скорее всего, Ушаков в очередной раз сделал недвусмысленный знак латышским националистам – пора договариваться!

Подобная политическая эволюция «самого русского» мэра в Латвии была воспринята на ура местными националистами, которые, как известно, смогли занять второе место на нынешних выборах (23%), обогнав даже партию власти «Единство» (17%). Нынешний результат нацобъединения «Всё Латвии! – Отчизне и свободе – Движение за национальную независимость» продемонстрировал не только рост националистических настроений в обществе, но и процесс постепенной политической ассимиляции пророссийских политиков Латвии.

Даже такой одиозный латышский националист, как бывший депутат сейма Александр Кирштейнс, известный своей фразой «Отношения с Россией можно строить двумя путями: либо дать по морде, либо лизать сапоги», уже в открытую заявил, что «с Нилом произошла большая эволюция», и он может стать следующим премьер-министром Латвии.

Понимая, что в одиночку прийти к власти в ближайшем будущем будет практически невозможно (хотя бы потому, что это не в планах Брюсселя), националистические круги республики уже сегодня начали попытки использовать политические амбиции Ушакова в своих интересах. Проблема заключается в том, что и рижский мэр пытается использовать националистов как инструмент политической борьбы за власть. Однако, как показывает практика, заигрывания с национальными вопросами ещё никогда не приводили к всеобщему благоденствию.

Нынешний прагматизм, который проявил на муниципальных выборах Ушаков, в очередной раз заставляет задуматься о том будущем, которое уготовано всему русскоязычном населению Латвии. Формально люди проголосовали за межэтнический мир и спокойствие, которые на деле могут оказаться всего лишь иллюзией, подобной той, что латышские национал-радикалы ослабли, а выборы в республике отныне не будут носить чисто этнического характера.

Слова Ушакова: «На выборах в самоуправление впервые в истории Латвии и Риги с 1991 года голосование не было этническим, так рижане, латыши и нелатыши, голосовали за одну и ту же политическую силу — «Центр согласия»/«Честь служить Риге» — вряд ли характеризуют современную обстановку в стране.

На самом деле, в Латвии наступило иное время, время «политиков-пожарных», для которых смыслом жизни является ориентация на наиболее актуальные и насущные требования момента. Проще говоря, политический карьеризм сегодня определяет все поступки латышского истеблишмента вне зависимости от его идеологической направленности.

И это не единственное, что объединяет политиков Латвии. Национализм, под каким бы соусом он не предлагался, так или иначе, присутствует во всех политических программах местных партий и общественных объединений. Будь это националисты из объединения «Всё Латвии! – Отчизне и свободе – Движение за национальную независимость», устраивающие митинги и требующие Латвию для латышей, или Нил Ушаков, благодаря которому каждый год на набережной столицы можно праздновать день летнего равноденствия, соблюдая все местные традиции: разжигание костров, плетение венков из дубовых листьев и распитие пива.

Таким образом, можно констатировать следующее: муниципальные выборы в Латвии стали ещё одной ступенью в лестнице, ведущей страну к очередному национальному кризису, у основ которого будут стоять не радикалы, время которых ещё не пришло, а политики подобные Нилу Ушакову.

Очередным испытанием латышского общества станут ближайшие парламентские выборы в 2014 году, на которые под прикрытием либеральных лозунгов и слов о равноправии придут всё те же националисты со своими антироссийскими идеями. В этом случае вряд ли можно будет ожидать улучшения жизни практически трети населения страны, считающей себя русскими (по данным текущей статистики, это 27 % населения Латвии или 595 тысяч человек), а национализм в Прибалтике продолжит своё трагическое шествие.


Об авторе. Юрий Павловец, 34 года. В 2002 году окончил исторический факультет Белорусского государственного университета по специальности история. В 2003 году получил диплом магистра социально-гуманитарных дисциплин. В 2006 году защитил кандидатскую диссертацию на тему «Югославско-албанские отношения в условиях формирования советской сферы влияния в Восточной Европе (ноябрь 1944 — ноябрь 1948 гг.)» по специальности «Всеобщая история». В настоящее время является доцентом кафедры гуманитарных дисциплин Белорусского государственного университета информатики и радиоэлектроники, где преподаёт курс «Политология». Является одним из авторов интернет-проекта «Западная Русь».