Купола Кафедрального собора Храма Христа Спасителя в Калининграде.

«Никакой немецкой культуры в Калининграде нет и быть не может»

Историк Владимир Шульгин высказался о природе возрождения германских замков в русском Калининграде, польском Эльблонге и Берлине

Следует вновь обратиться к «замковой» теме, так как наши местные поборники забвения русских культурных традиций не устают выполнять кем-то поставленную задачу агитации за восстановление немецкого имперского символа – замка Кёнигсберг рядом с Домом Советов. Так, министр культуры и туризма Калининградской области недавно вновь стал муссировать идею «символического» восстановления замка, создав его световые контуры в натуральную величину в «причинном месте».

Вообще, первоначально операцию воссоздания замка «в натуре», судя по признакам, давно запланировали в ФРГ вместе с их союзниками по НАТО, чтобы под видом пресловутого (ложного) «культурного наследия» возродить, по сути, символ исторического имперского ядра Германской империи. Это, по сути, попытка реванша с пересмотром итогов Великой Отечественной войны, поскольку германское государство Пруссия как важнейшая часть исторического средоточия Германской империи (рейха) было фактически и юридически уничтожено после войны коллективным решением победивших держав во главе с Советской Россией.

И вот теперь посреди нас находятся супервлиятельные государственные деятели, не говоря уже об ангажированных «культурологах» и столь же ценимых немцами местных «писателей». Именно этот круг деятелей, как это ни странно, пользуются исключительным вниманием местного Министерства культуры и туризма, благоволящего исключительно к их персонам – как в отношении финансирования издания их книг и журналов, так и по премированию их творений.

Замок Кёнигсберг во фронтовом выпуске о штурме немецко-фашистского города-крепости. Апрель 1945 года.

Получается парадоксальная вещь. Мы живём в России, в ключевом месте, на которое направлено хищное внимание Запада, окружающего нас своей военной инфраструктурой, но наши официальные «культурные» власти поддерживают финансированием не патриотически настроенных деятелей культуры, а, по сути, «культурных» агентов Германии. Конечно, всё это безобразие является следствием забвения истории противостояния Запада и России, той непрерывной политики западных нашествий, которая постоянно повторялась в истории.

Судите сами, вот не столь давние высказывания двух наших ведущих литераторов, пользующихся у нашего Минкульта абсолютным фавором со всеми вытекающими финансовыми последствиями. Они произнесены уже «после Крыма», но полностью соответствуют интересам Запада. Наш именитый и пренаграждённый писатель О.М. Глушкин, поработавший, кстати говоря, на Фонд Р. Боша, заявил:

«У города сейчас нет центра… центр должен быть историческим. Центр должен быть замком. Это место заклятое. Построили Дом Советов, а он никак не смотрится <…> если бы мы схватились восстанавливать замок, когда мы восстанавливали Кафедральный собор, то тогда были бы немецкие деньги. Замок был бы восстановлен».

Этот писатель, давно известный своим изменническим, по сути, сотрудничеством с Западом, остался верен себе. Он горой стоит за немецкое финансирование «культурных проектов», делая вид, что не понимает очевидного. Немец, давая деньги, требует угодного именно ему, а не России. Наши с ними интересы диаметрально расходятся в точке вселенной по имени Калининград, поскольку немцы исторически нацелены на реванш. Отсюда их политика навязчивого финансирования проектов в высшей школе и сфере культуры. Они, по сути, покупают себе сторонников среди калининградской интеллигенции в течение последних 30 лет и составили себе значительный корпус агентов влияния.

Не будем делать вид, что мы не знаем этого. Купили они многих. Достаточно заглянуть на издаваемые книги и книжечки на навязчиво немецкие как бы краеведческие темы. На деле это явно агитационно-пропагандистская литература, закулисные издатели которой хотят погрузить калининградцев, особенно молодых, исключительно в мир германских сочувствий, чтобы ничего русского и российского они не видели.

Взгляните на этот «кёнигсбергский» книжный вал, изготавливаемый группой наших культработников с давними немецкими связями. Недавно летал на конференцию в Москву и лично убедился в этом в аэропорту в большом книжном киоске зала отлётов: всё Кёнигсберг и Кёнигсберг, Кнайпхоф и Кнайпхоф, да замок пресловутый, а о русском Калининграде ни полслова (см. издания А.Н. Попадина в специздательстве с немецким уклоном «Пикторика»). Ничего нет и о нашей послевоенной истории, весьма примечательной, зато буквально «зацеловывается» немецкий период, как будто Кёнигсберг не был «логовом зверя», форпостом вооруженного германизма, нацеленного на войну с Россией со второй половины XIX в.

А вот ещё один писатель, Б.Н. Бартфельд, ещё более влиятельный, по сути, серый кардинал Министерства культуры и туризма. Он тоже воспринимает наш город исключительно сквозь «немецкие окуляры». Так, ему претит намерение патриотов возвести в центре города памятник Крестителю Руси Св. Владимиру. Впрочем, судите сами. Наиглавнейший писатель так говорит о площади Победы с Храмом Христа Спасителя:

«Я считаю, что площадь Победы перенасыщена. Не надо там ничего добавлять. Мне кажется, что это неправильный вариант. Лишний памятник фактически превратит площадь в свалку, где всего понамешано (имеется ввиду памятник князю Владимиру. — В.Ш.). Люди, которые к нам приезжают, отмечают, что ансамбль площади Победы не состоялся».

Тут у писателя-германолюба явная проговорка. Под приезжими он, по-видимому, имеет в виду своих немецких друзей. Его немцам, конечно, неприятно смотреть на русские памятники, так как они спят и видят возрождение своего Кёнигсберга. Им и подыгрывает наш именитый писатель, давно выступающий за новое онемечивание нашего города с возвратом его старого имени, стёртого историей в воздаяние того страшного зла, какое принесла нашему народу Германская империя. Теперь, видите ли, мы должны забыть всю эту враждебную нам кёнигсберщину, и умиляться немецкой стариной, как будто она не знала попыток захватов Русского мира и повторения всё новых нашествий против нас.

Особенно поражает, что этот писатель, еврей по происхождению, помнящий о страшной трагедии Еврейства, сознательно уничтожавшегося германским нацизмом и его коллаборантами, стал проводником реваншистских практик определённых немецких русофобских кругов, и с пренебрежением относится к исторической памяти нашего русского народа, костьми лёгшего, спасая народы Европы от уничтожения и закабаления. Он берёт пример с Иуды Искариота? Не пора ли еврейской общине разобраться с такого рода «кёнигсбержцами», позорящими древний еврейский народ, напоминая кучку тех своих однородцев, о которых честнейший еврей Авигдор Эскин говорит, что и у них есть своё «еврейское г-но».

Вот такая у нас обстановка. В прошлые десятилетия «культурная» агентура ФРГ замучила всех пропагандой якобы существующей «необходимости» восстановления немецкого замка Кёнигсберг, возвышавшегося на высоком берегу реки напротив немецкого же храма. Агитаторы одновременно ратовали за снос величественного Дома Советов, архитектурного памятника нашей прежней государственности, сокрушившей германский нацизм. Сейчас вроде бы местные власти, наконец, определились, не став более подыгрывать интересам реваншистских кругов ФРГ. Но местные германизаторы всё не унимаются. Для того чтобы разобраться, сравним упорно навязываемый «замковый вопрос» с ситуацией в близлежащем польском городе Эльблонге и в Берлине.

Как-то несколько лет назад на глаза попался номер бесплатной калининградской газеты с большой статьёй архитектора, считающего восстановление немецкого замка насущным для нас делом [См.: Скакунов А.В. Генеральный план исторического города // Новый маркетинг. 2012. № 4 (16). С. 2]. Каковы его доводы? На поверку они оказываются аналогичными взглядам всех поборников новой германизации нашего региона. Архитектор считает, что «характерной особенностью Калининградской области является наличие двух культур: отечественной и европейской, поэтому при осуществлении градостроительной деятельности необходимо учитывать историко-культурные особенности территории…» На этом основании автор и выступает поборником возрождения германского замка.

Архитектор слукавил. Первая ложь заключается в измышлении невиданной у нас «отечественной культуры». Такого понятия нет. Есть русская культура, польская, немецкая, английская и так далее. Автору, стало быть, не люба культура собственного народа. Вторая ложь состоит в выдумывании некоей безликой «европейской культуры». Повторюсь, есть различные самобытные народные культуры, и есть их космополитический антипод – массовая лжекультура. Третья ложь складывается из первых двух: вычеркнув из своего сердца русизм и русскую культуру, как якобы здесь не существующие, архитектор произвольно исключил нашу культуру из круга живых европейских культур.

Выдающийся русский композитор Николай Римский-Корсаков.

Не буду говорить о близости, существующей между культурами ряда европейских народов в силу общих для них духовных христианских корней. Важно понять, что, не сливаются даже культуры тех западных народов, которые «заквашены» римо-католичеством и протестантизмом, из него вышедшим. Француз, говоря об англичанах, даже в начале XIX века мог сказать «эти английские варвары», а о мнимом варварстве немцев французы утверждали и во второй половине того же века и даже в начале XX в. Да и любому внимательному человеку очевидно, что при всех своих достоинствах, например, музыка великих европейских народов, эта сердцевина их культуры, не сливается в единое целое. Русская, немецкая, французская, польская и т. п. музыка самобытна, и Римского-Корсакова, Чайковского, Рахманинова не спутаешь с Вагнером, Равелем или Шопеном. Послушайте, например, удивительную Пасхальную увертюру Римского-Корсакова на «Ютубе», прочтите многочисленные восторженные отзывы слушателей, в том числе иностранцев, поражённых величием русского гения.

Итак, квазитеоретическая установка нашего архитектора грешит русофобией, то есть неприятием русской культуры, которую он не признаёт. Это удивительно, так как автор рассматриваемой статьи по происхождению русский. Не удивительна, поэтому, его симпатия к фантому замка «Кёнигсберг». Грусть немца по поводу утраченного замка понять можно, печаль же русского архитектора по этому поводу противоестественна для нашей народной памяти. Если бы немцы не напали на Россию, то не погибли бы десятки миллионов лучших наших людей, да и сами немцы сохранили бы, очевидно, эти земли за собой. (Правда, мы помним, что эта часть Балтийского Поморья была захвачена Тевтонским орденом в XIII веке, и с бывшими коренными жителями, племенем пруссов, захватчики не церемонились). Так что немец получил то, что заслужил. Согласен, что сегодня надо перевернуть эту историческую страницу, но забывать историю никому не пристало, как и гласит русская пословица: «Кто старое помянет, тому глаз долой, а кто забудет – два».

Посему незачем изматывать нас постоянными повторами лживого утверждения о некоей извечной здесь немецкой культуре. Культура – принадлежность народа. Если здесь живут в основном русские, то и господствует здесь их культура, как культура державообразующего народа. Никакой немецкой культуры тут нет и быть не может. У нашего же архитектора культура существует сама по себе, в каком-то странном отрыве от народа, как улыбка Чеширского кота в сказке Л. Кэрролла «Алиса в стране чудес». Словом, господствовали здесь немцы, бытовала немецкая культура, победили в войне россияне и, в результате, стала господствовать русская культура. Третьего, как говорится, не дано. Верно пишет наш маститый калининградский поэт-патриарх А.З. Дмитровский: «Стали здесь / Мы были правы…» .

Говорим мы по-русски, и чувствовать, мыслить надо по-русски. Однако с этим у некоторых наших сограждан возникли сложности. Они силятся чувствовать и думать по-немецки. От такого химерического сочетания нельзя ждать чего-то доброго. Рассматриваемый случай весьма любопытен. Человек стесняется собственной культуры, в то время как общеизвестна красота и мощь русского слова, художества, русской инженерной мысли и науки. Возрождать надо своё, а не чужое, другое невозможно и представить. К сожалению, культурное одичание характерно для современности. Среднестатистический молодой немец или русский будут слушать какой-нибудь осатанелый ансамбль с его диким «музоном», забывая и о народном искусстве, и о своих великанах музыки: Глинке, Бетховене, Мусоргском, Шуберте, Рихарде Штраусе, Прокофьеве, Свиридове и т. д. Это нравственное опошление, ведущее к потере духа народности, и является патологической «почвой» для наших поборников германизма, в том числе и его боевого символа – германского замка «Кёнигсберг».

Если своё не чувствуешь, не знаешь, не ценишь, то автоматически становишься поборником чужого и даже чуждого. Святое место души пусто не бывает. Вот и наш архитектор, нисколько не сомневаясь, называет (наряду с бывшим замком) «главным духовным символом» Калининграда немецкий собор на Острове, рядом с которым упокоился немецкий философ-агностик, чуждый русской духовной традиции. Приходится снова повторять очевидное. Центр нашего русского города и его духовное средоточие архитектор ищет по-немецки.

Роспись в Кафедральном соборе Христа Спасителя в Калининграде. Фото: Ubrus.org.

Наш центр и главный его духовный символ находятся на площади Победы, где высится Кафедральный собор – Храм Христа Спасителя. Это немцу-протестанту близка громада восстановленного немецкого памятника, их храма, который сначала был римско-католическим, а затем, после измены Пруссии католицизму, превратился в протестантский собор. Для нас он не может быть «духовным символом», как силится это представить архитектор.

Для сравнения взглянем на бывший немецкий город Эльбинг, в котором когда-то тоже высился германский замок, оплот немецкого господства на Балтийском побережье, которое они стремились захватить. Теперь это соседний польский город Эльблонг, отданный Сталиным после войны возрождённой им Польше. В первой половине XIII в. немцы бились с пруссами за эту землю, что происходило одновременно с нашествием татаро-монголов на Русь. Замок в Эльбинге немецкие рыцари построили к 1251 году. Поражению пруссов способствовали поляки-католики, единые верой с тогдашними немцами. Однако поляк не немец. Несмотря на базовое единство в вере эти народы непрерывно враждовали. Всем, например, известна победа поляков, которую они одержали в 1410 году в Грюнвальдской битве с Немецким орденом. Польское королевство тогда распространило свой суверенитет на Эльбинг и окружавшие его земли Балтийского Поморья.

Замок в Эльблонге был разрушен поляками в 1454 году в ходе тринадцатилетней войны между Польшей и Тевтонским орденом. Интересно, что и в наши дни, казалось бы, полного примирения европейцев, поляки не собираются возрождать эльбинский германский замок. Для них он является «наследием немецких колонистов». При этом известно, что в старой части Эльблонга, который был сильно разрушен в начале 1945 года, многое восстановлено. Некоторые из наших туристов, привыкшие к чрезмерной подражательности, удивляются, почему не восстанавливается эльблонгский замок Немецкого ордена. Поляки же прекрасно понимают, что им делать этого нельзя, поскольку германский замок – не их символ.

Третий пример касается Берлинского Королевского замка. Он также красноречив. По немецки он называется «Берлинский замок» (Berliner Schloss), на русский язык его название иногда переводится, как «городской дворец». Это была главная резиденция прусских государей, сначала маркграфов и курфюрстов Бранденбурга, затем прусских королей, и, наконец, с 70-х гг. XIX в. – германских императоров. После поражения Германии во Второй мировой войне Берлинский замок-дворец не был восстановлен. Власти ГДР его снесли в 1950 г. как символ германского империализма под предлогом, что руины замка мешают проведению демонстраций. Однако, «свято место пусто не бывает». Социалистические власти ГДР в 70-е годы XX в. возвели на месте бывшего Королевского замка новый Дворец республики, символ победившей новой власти.

После объединения Германии величественный Дворец республики ГДР (Palast der Republik) был снесён властями Федеративной Германии, которые, несмотря на ещё продолжающееся у них американское присутствие, помнят о своём наследии и не хотят чуждых для себя архитектурных символов. Социалистический дворец, символ ГДР, был снесён во второй половине 2000-х годов. В 2007 году германский парламент принял решение восстановить Берлинский замок. Время начала строительства почему-то непрерывно переносилось (у меня создалось впечатление, что немцы всё ждали начала восстановления замка Кёнигсберг): сначала возрождение Королевского замка в Берлине должно было начаться в 2010 году.

Наконец, было объявлено, что закладка краеугольного камня произойдёт в мае 2013 года (дата символическая, помнят немцы, что именно в мае они подписали акт капитуляции!) Так, наконец, и случилось. Завершение реконструкции запланировано к 2019 году. Видим, что немцы не равнодушны к своей истории и стремятся возродить старинный архитектурный памятник, символ их суверенной имперской (!) государственности.

Итак, каждый народ ценит собственные символы, в том числе и существующие в виде архитектурных памятников. Понятно стремление немцев видеть в Берлине, да и здесь в Калининграде, который они по-прежнему называют «Кёнигсберг», символы своего государственного могущества, воплотившиеся в соответствующих королевских замках. Интерес немца, повторяю, понятен. Польский дух, «польщизна», как скажет поляк, также толкает последнего к сохранению своих памятников культуры, в том числе архитектурных. Пора и нам понять, что стремление немцев нашими руками возродить архитектурный символ германского владычества на Русском Балтийском Поморье противоречит нашему народному чувству и политическим интересам. Германский замок – не Русский Кремль. Нам замок тевтонов не нужен. Конечно, если бы он сохранился, мы бы не стали его разрушать, а приспособили бы для собственных нужд, как трофей.

Однако, его новое возведение, случись это, немцы по праву почтут своей победой и будут презирать нас как предателей своего русского отечества, которое они хотели в 1941 году «окончательно» уничтожить. Ненависть к славянам выветрилась далеко не у всех немцев. Историкам известно, что в давние времена «натиска» на славян, которых немцы называли «вендами», имя славянина было для них ненавистно. [Немцы говорили: «Unehrliche und wendische Leute» («нечестивые венды»). См.: Лависс Э. История Тевтонского ордена // Тевтонский орден: Крах крестового похода на Русь. – М., 2005. С. 54].

Такое «наследие» даром не проходит. Естественно, немцы хотели бы снести нашими руками и Дом Советов, возвышающийся рядом с местом их бывшего замка «Кёнигсберг». Для них это было бы чем-то вроде реванша. Мы, представители великого народа «вселенской» страны, не должны унижаться и плясать под чужую дудку, слушая разного рода прихвостней, меняющих своё первородство на забугорную «чечевичную похлёбку».

Дом Советов – это символ нашей истории, его надо довести до конца вез каких либо реальных или виртуальных «световых» германизаторских «довесок». Хорошо, что это понимает всё большее число наших ответственных лиц. Дом Советов – это архитектурный памятник великой Победы 1945 года и не надо его выхолащивать.

Итак, архитектура породнена с государственной символикой. История давно это доказала. России не пристало заботиться о чуждых ей символах, отражавших преступную волю захватчиков. Нам надо быть самими собой и жить своей правдой, интересами, помня собственную историю.

Никакого доверия писателям-коллаборантам и их покровителям! 

P.S. Посмотрите немецкое видео о восстановлении Берлинского замка (июнь 2017 г.). Обратите внимание на торжественные «имперские» аккорды и символику зачина; несомненно, в ФРГ было бы приятно изготовить что-нибудь подобное и в случае победоносного для них воссоздания замка Кёнигсберг: 

  • Vladislav Gulevich

    Всех «германофилов» — к ответу!

  • Vladislav Gulevich

    Калининграду срочно нужен памятник св. Александру Невскому, разгромившему агрессивных тевтонцев в Ледовом побоище!

    • NewsBalt

      Монументальный памятник св. Александру Невскому будет в Калининграде уже весной 2018 года.

  • Anatoliy Ershov

    Все ,что нужно это: 1.Восстановить подвальные помещения замка под музей, можно и на деньги немецких инвесторов. ( место им теперь — под землей). 2.Посадить деревья по контуру, где стоял замок. 3.Достроить Дом советов (и, возможо, с той надстройкой которая предусматривалась в первоначальном проэкте). 4. Восстановить парк с водопадами ( с восточной стороны.) Лазернные шоу по праздникам (не нужно бояться цветного дыма, и громкой, эпической музыки) . Глупо и вредно замалчивать многовековую историю края,.. но акцент должен быть четким и ясным, » Было вашим, стало нашим !(73 года уже , остается , и будет теперь нашим! И это очень надолго — навсегда….», И хватит крушить руины, что это за вадализм, это что,проявление любви к родине? Это историческое наследие , его нужно сберегать… Это нужно нам, чтобы все видели какая,это цитадель была…Столица Восточной Пруссии…пол года к штурму готовились, три дня штумовали…и земладский полуостров потом….З. Необходимо восстановить подвалы звамка качественно, а наверху открытая площадка ( никакой точечной застройки!), залитая солнечным светом.- парк , скульптуры.. . деревья ценных пород, место для свиданий, игр, раздумий о сложной истории гемано — российских отношений, мечт о светлом Будущем…Нужно вернуть это место жителям города , в новом качестве…. не хотите воспитать патриотов страны , а не космополитов? Патриот должен видеть, за что он сражается, и даже если вы , посреди развалин и недостроя, хоть часовню , хоть гиппер матрешку на поставите, эффект будет обратным. Уже 40 лет трескотня: Наше,Наше… а вокруг недостоенного дома Советов — сортир.