Чешская карикатура на чиновников ЕС. Иллюстрация: Smedata.sk

«Распад, Карл!»

В Польше написали геополитический сценарий молниеносного развала Евросоюза

Представляем вниманию геополитический сценарий распада Евросоюза, сочинённый известным в Польше журналистом-международником Яцеком Ставицким.  Автор прогноза  дипломатично подчёркивает, что «все совпадения с реальностью случайны».

Весной 20XX года французский журнал «Le Figaro» первым сообщил о тайных дипломатических переговорах в швейцарском Сьоне. Название «Новая идея Европы» не оставляло сомнений. Европейский Союз не имел шансов на выживание. «Le Figaro» подробно описал выводы из многочисленных встреч политиков и экспертов из Франции, Германии, Италии, стран Бенилюкса (Бельгия, Нидерланды и Люксембург) и Австрии. Они разработали черновую версию разделения нынешнего Европейского Союза и замену его чем-то новым, значительно меньшим, но более эффективным, чем ЕС.

Организация встреч в Сьоне напоминала секретную разведывательную операцию. Ее участники – по два человека от каждого государства – собирались в разных отелях, как обычные туристы. Регистрируясь на ресепшенах, они ничем не напоминали дипломатов и делегатов своих столиц. Не носили костюмов, часто привозили с собой лыжи или велосипеды. В город приезжали на машинах, не всегда имеющих номера их государств. Поэтому им удалось не вызвать подозрений у СМИ. Не известно наверняка, знали ли о встречах швейцарские спецслужбы, но если и знали, то Швейцария образцово сохранила дипломатическую тайну.

Публикация договоров из Сьона во французской прессе была, конечно, результатом сознательного решения правительств семи стран, которые согласовали с собой новую европейскую систему и однозначно хотели дать остальным странам ЕС сигнал о том, что время функционирования союза подошло к концу.

Эффект от публикации был ошеломительный: нечасто в политической истории Европы и всего мира случалось так, что одна статья буквально парализовала функционирование континента.

Мгновенные протесты пришли из других столиц Евросоюза, в частности из Мадрида, Варшавы, Праги, Братиславы и Стокгольма. Статья вызвала недоумение в Лондоне и Будапеште, которые оставили Евросоюз относительно недавно, но, несмотря на это, по-прежнему чувствовали себя связанными с его судьбой. Вашингтон был в шоке по двум причинам: во-первых, потому, что Америка как государство, заинтересованное в Европе должна было как-то отреагировать на фактический распад Европейского Союза, а во-вторых, потому, что спецслужбы США не имели понятия о серии разговоров в Сьоне.

Молниеносный распад

После исторической статьи в «Le Figaro», распад Союза развивался молниеносно, гораздо быстрее, чем представляли себе разработчики новой европейской системы. Впрочем, с некоторого времени ЕС не функционировала так, как должна, и каждая из стран постепенно выходила из активного участия в делах Союза. Конечно, первым импульсом стал выход Великобритании, который был результатом референдума на Островах. В голосовании подавляющее большинство – 59 процентов – поддержало выход из ЕС. Это событие вдохновило другие страны, в которых прошли референдумы, но за выход из Союза высказались только венгры (54 процента). Поляки, шведы, датчане и греки в большинстве проголосовали за сохранение ЕС, хотя, что примечательно, это возвращение веры в проекты союза не спасло ЕС от распада. Референдум о членстве в ЕС не был проведено ни во Франции, ни в Германии, где количество сторонников Союза постоянно уменьшалось. Решение о невыходе, как выяснилось после обнародования переговоров в Сьоне, было продиктовано желанием выработать контролируемый способ ликвидации Союза и быстро предложить какое-то новое решение.

Договоры из Сьона быстро начали воплощать в жизнь. Семь государств совместно направили специальные ноты в остальные страны Европейского Союза, в которых анонсировали готовность к выходу из структур ЕС, максимум, в течение 36 месяцев. Для начала, государства «большой семерки» заявили, что не будут принимать участия в саммитах ЕС и в заседании Совета Министров ЕС на существующих условиях. «Семерка» решила, что одна из стран будет представлять остальные, но не будет голосовать ни по одному вопросу. Целью было парализовать Союз и отговорить другие страны от участия в работе Союза. Канцлер Германии Томас де Мейзер посетил восточных соседей ФРГ и предложил Польше, Чехии и Словакии заключить договор об ассоциации с «семеркой», что гарантировало бы сохранение достаточно хороших экономических взаимоотношений, но при условии ограничения движения на границах и ограничения свободы трудоустройства в Германии и Австрии для граждан бывшей Вишеградской группы. По оценке немецкой прессы, Польша отреагировала на предложение Германии неожиданно позитивно.

Правительство Польши со времён выхода Великобритании и Венгрии полностью утратило желание оставаться в составе ЕС и подготавливало общественное мнение к постепенному выходу из Союза. Чехи и словаки были в ярости, но у них не было никакой возможности остановить ход событий.

Аналогичный процесс «успокаивания» соседей, на этот раз на юге, проводила Франция, а президент Николя Саркози посетил Мадрид, Лиссабон и Афины. И здесь южные столицы протестовали, но были не в состоянии остановить распад Союза. Первые новости о распаде Союза вызвали серьёзную волну выездов из Испании и Португалии в разные части мира, особенно в Южную Америку. Пожалуй, наиболее спокойно распад Союза был принят в Скандинавии и странах Балтии, которые начали создавать фундамент для новой Скандинавской Конфедерации. Несмотря на почти стальной контроль Кремля, средства массовой информации в России ощутимо расходились во мнении: с одной стороны, буквально злорадствовали по поводу распада ЕС, а с другой — не были рады, что группа стран все же решила построить какую-то новую форму европейского сотрудничества.

Экономическое цунами

Однако этот контролируемый распад прошел не полностью спокойно. Публикация статьи в «Le Figaro» вызвала колоссальные падения на биржах и настоящие сейсмические колебания на финансовых рынках. Новая учредительская группа сохранила, правда, евро, но предупредила, что готова выпустить новую валюту, если этого будет требовать ситуация. В быстром темпе «семерка» объявила конец всяческого сотрудничества в рамках Шенгенского соглашения. На внешних границах «семерки», в том числе на польско-немецкой, ввели очень традиционный, родом из XX века, пограничный контроль. Всех въезжающих в Германию детально опрашивают, сколько денег у них с собой и не собираются ли они устроиться на работу в ФРГ. Компании из стран ЕС, не являющихся членами «семерки» получили приказ заново пройти регистрацию и предоставить планы выхода с французского, немецкого, итальянского, австрийского рынков и рынков Бенилюкса. Приостановлен прием студентов из других стран в вузы в странах «договора из Сьон», однако позволено закончить учебу тем, кто её уже начал.

Наиболее болезненно изменения в Европе отразились на фермерах. До сих пор деревня, особенно польская, жаловалась на Европейский Союз и поддерживала партии, критикующие механизмы ЕС и даже призывающие к развалу ЕС. Однако в тот момент, когда буквально в течение нескольких часов, рухнул европейский фермерский рынок, польские фермеры начали протестовать и требовать от польского правительства спасения Союза и включения их в новую организацию. Протесты ничего не дали.

Европейская Ассоциация

Через две недели после публикации статьи в «Le Figaro», государства «семерки» отозвали своих представителей из всех учреждений ЕС, и, кроме того, сняли флаг ЕС со всех своих посольств. Это было началом символического конца ЕС. В особо сложную ситуацию было поставлено 19 государств, которые не особо представляли, как сохранить себя в учреждениях Европейского союза. Углубляющийся хаос мог быть прекращен только созывом специального саммита государств Европы. Было решено, что он пройдет в двух частях. Сначала страны Евросоюза объявят ее конец, а затем «семерка» соберётся в своем кругу и объявит создание Европейской ассоциации, символом которого будет портрет Карла Великого (как тут не вспомнить интернет-мем про Карла. «НьюсБалт»).

Правительство в Варшаве столкнулось с невообразимыми до недавнего времени социальными и экономическими проблемами. Были частично парализованы не только крепкие отрасли экономики, но и такие области, как здравоохранение. Оно начало серьезно сбоить в области сотрудничества между польскими больницами с западноевропейскими и даже в сотрудничестве технологических учреждений. Компании, обслуживающие медицинские устройства, особенно самые дорогие и самые передовые, столкнулись с колоссальными проблемами в обслуживании больниц в Европе, потому что в списке их клиентов были, например, те, что находятся в Польше, Венгрии, Германии, Австрии и Швейцарии. Ограничения свободы передвижения, пограничный контроль и рост цен на телефонные звонки стали для них смертельным ударом.

Распад ЕС вызвал также тревогу в НАТО и Соединенных Штатах, от которых в Польше всегда многое зависело. Даже такие мелочные вопросы, как вопросы пребывания военных из стран Западного альянса на территории Польши начали усложняться, а ликвидация Шенгена означала, что армия и другие службы не могли свободно проводить тренировки и контактировать без оглядки на границы. В Вашингтоне это быстро заметили и начали сигнализировать союзникам о необходимости изменения принципов действия НАТО либо его ликвидации.

Удар по имиджу

Хотя правительство в Варшаве считалось с распадом ЕС и убеждало общественное мнение расстаться с Союзом, оно не предвидело многих явлений, может быть, ключевых для внутренней и внешней политики Польши. Внешняя политика резко пострадала в результате полного краха имиджа Польши в странах бывшего СССР. На Украине, в Белоруссии, в Казахстане и уж особенно в России, Варшава перестала быть столицей союзного государства и в какой-то мере представляла противостояние Запада против Востока. Поэтому Киев, Москва, Минск и Астана быстро потеряли интерес к Польше и перекинули свои интересы на Берлин, Париж и Вашингтон. Очень быстро, буквально через 1-2 месяца после публикации в «Le Figaro», все эти страны, действуя независимо друг от друга, сократили дипломатический персонал в польской столице, а Россия даже отозвала посла. Однако эти дипломаты не вернулись в страны, которые представляли, их быстро направили к «семерке», чтобы они наблюдали за строительством новой европейской организации. В свою очередь, во внутренней политике Польши распад Европейского Союза породил активизацию социального расслоения. Примерно 60 процентов поляков добивалось от правительства присоединения к нео-ЕС, но правительство, нерасположенное к дальнейшей интеграции, исключило такую возможность. Поэтому оппозиция объявила серию протестов и забастовок под знаменем возвращения в Европу. Это практически парализовало страну и привело к великому хаосу.

И, наконец, в отношениях с Соединенными Штатами и Канадой Польша, как государство, не входящие в ЕС, потеряла особый доступ на рынки. В срочном порядке Варшава обратилась к партнерам из-за океана с предложением заключить соглашение о свободной торговле. Но Вашингтон и Оттава даже не нашли времени на ответ, дав понять, что не имеют никакого интереса к расширению торговых систем в разрушающейся и непредсказуемой Европе. Впрочем, уже много лет внеевропейские страны Запада строили особые экономические отношения с Азией и Южной Америкой, которые заменили разваливающийся рынок ЕС.

Новый НАТО

Страшная путаница, воцарившаяся в Европе, убедила участников внеочередной встречи на саммите стран ЕС и НАТО, что развод нужно провести быстро. На встречу также пригласили президента США Берни Сандерса, который должен был убедить европейцев одуматься. Однако еще до начала саммита американские СМИ сообщили что, видя драматический раскол в Европе, американцы предложат ликвидацию НАТО и их уход с континента.

Идея вызвала страх в Польше и Германии, но это не испугало, например, итальянцев и британцев, уже не состоящих в ЕС, но связанных друг с другом сильным англо-американским альянсом. Они лишь пожали плечами. В конечном счете, Вашингтон убедил союзников ликвидировать военные структуры НАТО, оставив только политические консультации. Ликвидация альянса должна занять пять лет и столько же дали себе государства-члены на разработку новой формулы объединения. Польша проявила интерес, но соседи – словаки и венгры – уже были полностью безразличны. В новое НАТО из числа «семерки» хотела вступить Германия, а с остальной части континента Литва, Латвия, Эстония и, после некоторых колебаний, Великобритания.

После объявления о начале конца НАТО, пришло время для ликвидации Европейского Союза в его прежней форме. Чтобы не углублять хаоса, 26 стран подписали одностраничный договор о завершении деятельности ЕС. Ратификация должна была произойти в течение двух месяцев. На месте Союза не было создано ни одной новой организации, что означало, что в Брюсселе опустели огромные здания европейской администрации.

Лидеры «семерки» выпустили специальное заявление о том, что на следующий день встретятся в Ахене в Германии и объявят «каролинский» манифест о создании Европейской Ассоциации. Германия, Франция, Австрия, Италия и Бенилюкс создадут политический, паспортный, экономический и военный союз. «Семерка» дает себе на это пять лет. Ни одно из остальных государств прежнего Европейского Союза не было приглашено к сотрудничеству, но было предложено потенциальное ограниченное сотрудничество в будущем с другими организациями, например, со Скандинавской Конфедерацией. Ни одного предложения не поступило в адрес Польши, которая отреагировала специальным предложением сотрудничества для Праги, Братиславы и Будапешта.

Однако, к удивлению Варшавы, несмотря на красивые декларации о Центральной Европе, чехи и словаки не проявили интереса, а в обеих столицах чешские и словацкие политики громко говорили, что их целью является скорейшее вступление в «каролинскую» Европу. Венгры так и не смогли найти себя в новой ситуации и не дали никакого ответа, ни положительного, ни отрицательного.

Польша осталась одна.

Польский журналист Яцек Ставицки.

Польский журналист Яцек Ставицки.

Об авторе. Яцек Ставицки (Jacek Stawiski), 46 лет. Польский журналист, выпускник факультета истории Ягеллонского университета в Кракове. В 90-е годы работал на британской радиовещательной службе BBC. С 1997 по 2007 год возглавлял информационную дирекцию польской радиостанции Fakty RMF FM, затем перешёл редактором на телеканал TVN24. Выступает экспертом в польско-еврейских отношениях, поскольку специализировался в университете на истории евреев в Польше.

Источник — Tvn24.pl

Перевод — Польский культурный центр в Калининграде

  • Валерий Данилов

    Доминирующая в мире финансовая система основана на принципе пирамиды. То есть, чтобы существовать, нужно непрерывно расширяться. В данном случае доллару США за счёт евро. Германии, чтобы хоть как-то сохранить евро, придётся отдавать на откуп доллару США самые слабые страны.