Сергей Караганов. Фото: Spiegel.de.

«Мы хотим статус великой державы»

Политолог Сергей Караганов, именуемый немецким журналом Spiegel «советником Путина», дал прогноз развития отношений России с Западом

Политолог Сергей Караганов дал откровенное интервью немецкому журналу Spiegel, дав прогноз развития отношений России с Западом.

— Сергей Александрович, НАТО планирует расширить свою деятельность в восточно–европейском регионе НАТО…

— Я уже 8 лет назад говорил о ситуации, близкой к войне.

— Вы имеете в виду с того момента, когда началась война в Грузии?

— Уже тогда доверие между нашими большими противоборствующими странами было близко к нулю. Россия только запускала тогда процесс перевооружения. С тех пор ситуация в плане доверия только ухудшилась. Мы заранее предупреждали НАТО — не нужно приближаться к границам Украины. К счастью, Россия сумела остановить продвижение НАТО в этом направлении. Тем самым опасность войны в Европе в среднесрочной перспективе, пока, снижена. Но та пропаганда, которая сейчас осуществляется, очень напоминает состояние войны.

— Я надеюсь, в смысле пропаганды Вы имеете в виду в том числе и Россию?

— Российские СМИ в этом смысле держатся скромнее в сравнении с натовскими. И главное, вы должны понимать: для России очень важно чувство защищенности от внешнего врага. Мы должны быть готовы ко всему. По этой причине наши СМИ иногда несколько преувеличивают. А что делает Запад? Вы упрекаете нас в том, что мы агрессивны. Ситуация схожа с той, что была в конце 70–ых, начале 80–ых годов.

— Вы имеете в вижу размещение советских ракет средней дальности и реакцию американцев на эти действия?

— Советский Союз тогда уже практически развалился изнутри, но тем не менее решил разместить ракетные комплексы СС–20. Начав тем самым совершенно ненужный кризис. Теперь ровно то же самое делает Запад. Вы успокаиваете такие страны, как Польша, Литва и Латвия тем, что размещаете там ракетные комплексы. Но это ведь им совершенно не поможет, это провокация. В случае, если начнётся полномасштабный кризис, это оружие будет уничтожена нами в первую очередь. Россия больше никогда не будет воевать на своей территории!

-… то есть, если я Вас сейчас правильно понял — Россия будет нападать? Двигаться вперёд?

— Вы поймите — сейчас совершенно другое, новое оружие. Ситуация намного хуже, чем 30–40 лет назад.

— Президент Путин пытается убедить свой народ в том, что Европа чуть ли не планирует нападение на Россию. Но это же абсурд! Вы так не считаете?

— Конечно же, это несколько преувеличено. Но американцы сейчас открыто говорят о том, что санкции против России призваны сменить власть в России. Это — открытая агрессия, мы должны реагировать.

— Совсем недавно возглавляемый Вами президентский совет опубликовал открытый доклад президенту. Я с ним ознакомился подробно. В нём Вы часто говорите о единственно возможном пути для России — возвращении былой мощи. Идея понятна, но каковы Ваши конкретные предложения?

— В первую очередь мы делаем хорошее дело — хотим противостоять дальнейшей дестабилизации мирового сообщества в будущем. И мы хотим статус великой державы, хотим получить его назад. К сожалению, мы просто не можем отказаться от этого — 300 лет отложили свой след в наших генах. Мы хотим стать центром большой Евразии, местом, где царит мир и сотрудничество. К этой Евразии будет принадлежать и континент Европа.

— Европейцы сейчас не доверяют России, не понимают её политику, считая её странной. Цели Вашего руководства в Москве нам непонятны.

— Вы должны понимать — мы вам сейчас доверяем ровно на 0 процентов. После всех недавних разочарований это естественно. Исходите из этого. Мы делаем нечто, что можно назвать тактическим предупреждением. Цель — вы должны осознать, что мы умнее, сильнее и решительнее, чем вы думаете.

— Например, нас сильно, и причём неприятно, удивил Ваш недавний подход к военным действиям в Сирии. Мы как бы не действуем там вместе, но всё же в некотором смысле сотрудничаем. Но недавно Вы вывели часть своих войск, даже не поставив нас об этом в известность. Так доверие не работает…

— Это был очень сильный, прекрасный шаг моего руководства. Мы действуем на основе того, что мы сильнее в этом регионе. Русские может быть не так сильны в экономике, в искусстве ведения переговоров, но зато мы прекрасные воины. У вас в Европе политическая система, которая не выдержит испытания временем. Вы не можете подстраиваться под новые вызовы. Вы слишком приземлённы. Ваш канцлер как–то сказала, что наш президент оторвался от реальности. Так вот — вы слишком реальны в этом смысле.

— Нетрудно заметить, что вы в России последнее время активно радуетесь нашим неудачам. В частности, тому, что касается нашей проблемы с беженцами. Почему так?

— Да, многие мои коллеги часто насмехаются над вами и вашими проблемами, но я постоянно говорю им, что не нужно быть высокомерными. Ну а так — что ж вы хотите: европейские элиты искали конфронтации с нами — они её нашли. Потому мы не будем помогать Европе, хотя легко могли бы в вопросе с беженцами. Например, мы могли бы вместе закрыть границы — в этом смысле мы умеем действовать в 10 раз эффективнее чем вы, европейцы. Но вместо этого вы пытаетесь сотрудничать с Турцией. Это позор для вас! Мы придерживаемся нашей жесткой линии, с успехом придерживаемся.

— Вы говорите постоянно, что вы разочарованы Европой и тем, что там происходит. Но ведь Россия совсем недавно хотела в Европу? Или Вы хотели Европы времён Аденауера и Де Голля и удивлены переменами?

— Да не смешите меня — большинство европейцев хотят тоже именно той Европы, а не современной. В ближайшие десятилетия Европа явно не будет примером для нас, тем, чего нам хочется и что нужно нам.

— В Вашем докладе несколько раз упоминается о том, что применение оружия есть «очевидная и правильная мера в случае, если очевидно затронуты интересы государства». Под этим Вы понимаете Украину?

— Да, безусловно. А кроме того случаи, когда вблизи государства сосредотачиваются серьёзные силы противника.

— Ну то есть Вы к тому, что скопление войск НАТО в балтийских странах — это как раз тот случай?

— Идея, что мы готовы начать конфронтацию — это же идиотизм. Зачем НАТО собирает там войска, ну скажите, зачем? Вы хоть себе представляете, что случится с этими войсками в случае, если действительно будет иметь место открытая конфронтация. Это ваша символическая помощь балтийским странам, не более. Если НАТО начнёт агрессию по отношению к стране, имеющей такой атомный арсенал, как наша — вы будете наказаны.

— Есть планы оживить диалог Россия — НАТО. Как я понимаю, Вы не воспринимаете подобные идеи всерьёз?

— Подобные встречи более нелегитимны. Помимо того, НАТО превратилось со временем в нечто совершенно иное. Вы начинали, как союз демократических государств с целью защиты себя. Но постепенно это всё превратилось в идею постоянного расширения. Тогда, когда нам был нужен диалог — в 2008 и 2014 годах, шанса на диалог вы нам не предоставили.

— … дайте подсчитаю… Вы имеете в виду кризис в Грузии и Украине? Понятно. Скажите, в Вашем докладе постоянно встречаются такие термины, как «честь», «доблесть», «смелость», «достоинство»… это политическая лексика?

— Это то, что действительно имеет ценность для русских людей. В мире Путина, а также в моём мире, просто непредставимо, что честь женщины может быть попрана самым похабным образом.

— Вы намекаете на злополучную рождественскую ночь в Кёльне?

— В России мужчины, которые бы попытались сделать что–то подобное, были бы убиты на месте. Ошибка заключается в том, что, как немцы, так и русские потратили много лет на поиск неких универсальных ценностей, не понимая по сути, о чём речь. Мы тоже в советское время искали социализм. Ваш поиск демократии очень похож на тот наш поиск социализма.

— В чём Вы видите ошибки российской внешней политики последнего времени?

— В том, что в ближайшем прошлом мы не имели никакой внятной политики по отношению к нашим ближайшим соседям — постсоветским странам. Единственное, что мы делали — субвенционировали и покупали элиты. Деньги частично крались — с обеих сторон. И, как показал конфликт на Украине, так невозможно избежать глобального кризиса. Вторая наша ошибка — наша политика слишком долго была направлена на исправление ошибок 90–х.

— Последний вопрос. Есть ли шансы, что Россия в ближайшем будущем будет искать пути к сотрудничеству?

— Прямых и открытых признаний в нашей неправоте вам ожидать не приходится — потому как мы правы. На данный момент Россия превратилась в азиатско–европейскую мощную державу. И я был одним из тех, кто обозначил этот путь развития, на восток, как верный. Но на данный момент могу сказать, что нам стоит в некоторой степени снова повернуться к Европе. Это единственное, что могу сказать.

ИсточникSpiegel.

  • Alexandr Bobylyov

    «Великий воин» Караганов всегда «пел» то, что нужно было тем, кто в данный момент сидел в Кремле. Я не эксперт в области вооружений и др. военных вопросов, но утверждение, что «Россия больше не будет воевать на своей территории»… ? Он что думает, что такой конфликт будет исчерпан серией высокоточных ударов? Он это гарантирует? НАТО не ИГИЛ, и если завяжется посерьезнее то что — бабахнем заодно и по тем нашим соотечественникам в Литве, Латвии и т.д., которых Россия побросала там в 1991-м? Вот будет «смело» и «доблестно»!
    А где работа МИДа кроме как «покупка элит с двусторонним разворовыванием денег»? Одни обмены колкостями на уровне представителя МИД Захаровой. А где хотя бы попытки серьезных предложений о заключении Договоров и Пактов о мире-дружбе-ненападении , как это делалось накануне надвигающейся Второй мировой? Провал в Украине — целиком результат провальной дипломатии (точнее, ее двадцатилетней спячки). Аналогичный результат на Прибалтийском направлении меня, например, категорически не устраивает.

  • Александр

    Караганов прав в том, что Россия больше не должна воевать на своей территории. Генштаб РФ понимает, что НАТО превосходит Россию в обычных вооружениях и численности личного состава. Поэтому принята концепция ответа на угрозу российской территории при помощи ТЯО ( тактическое ядерное оружие) в лице артиллерийских снарядов 152 мм гаубиц, боеголовок ракет систем » Точка» . а сейчас и «Калибр». Также есть у России крылатые ракеты Х-101, Х-55 и Х-555 и Х-102. Допустим, колонна НАТО вторглась в Калининградскую область из Юрбаркаса. Российские военные не будут стрелять по голове колонны, вторгнувшейся на территорию Калининградского анклава. Там голову этой колонны встретит формирующийся сейчас там 11-армейский корпус. Все руководство Балтфлота снято за неумение расположить войска этого корпуса. Возвращаясь к вторжению в анклав, по хвосту этой колонны НАТО будет нанесен удар боеголовками ТЯО. Это означает, что не будет не только Юрбаркаса, но и половины Литвы сразу. Я сказал своему брату, что пора ему рвать когти из этой сволочной Литвы. Пусть подыхают литовцы без русских. Но русские там живут и надеются, что войны не будет. Они не понимают, что Россия будет защищать прежде всего только свое население и свою территорию. А русские в Литве пусть сами решают, где им жить. В случае войны никто их спасать не будет.

    • Lidiya Phillips

      Ну да — точнее, не то что «не должна», а именно что НЕ БУДЕТ! Для этой уверенности, для обеспечения этого решения — не допустить интервентов и войну на свою территорию — все народы Российской Федерации и пришли к жесткому, нерадостному, но твердому и единственно верному выводу — мы должны ударить по интервентам на подходе к границам РФ пока их силы будут еще находиться по внешнюю от РФ сторону границы. Для этой цели и созданы такие виды оружия, которые перехватят и обезвредят ракеты, выпущенные на нашу территорию, и те, которые мгновенно ту территорию, на которой находятся выстрелившие по России установки, испарят. Мы отдаем себе отчет в том, что радиусе будет уничтожено и все живое, виноватые и невиновные, чего мы совершенно не хотим делать. Именно поэтому мы информируем окружающие государства, что вооружаясь против нас на наших границах, они ставят себя под немедленный удар, подвергают себя гарантированной опасности уничтожения. Спасти кого-либо по внешнюю сторону границ РФ будет просто невозможно, потому-что Россияне решили отныне спасать только себя.