Председатель Конституционного трибунала Польши Анджей Жеплиньски. Фото: Zw.lt
Председатель Конституционного трибунала Польши Анджей Жеплиньски. Фото: Zw.lt

«Ярослав Качиньски — разрушитель»

Интервью председателя Конституционного трибунала Польши Анджея Жеплиньского литовскому СМИ

Информационно-аналитический портал «НьюсБалт» перевёл на русский язык интервью председателя Конституционного трибунала Польши Анджея Жеплиньского литовскому порталу «Дельфи». Материал открывает важные аспекты политики нынешней правящей национально ангажированной элиты Польши как в отношении своей страны, так и Евросоюза. 

С первого взгляда председатель Польского конституционного трибунала Анджей Жеплиньски выглядит совершенно спокойным. Однако так утверждал бы лишь только тот наблюдатель, кто не знаком с внутренними проблемами Польши. На самом деле Жеплински оказался в настоящее время в прицеле самого влиятельного человека в Польше — Ярослава Качиньского, поскольку не подчинился его воле.

Польша переживает самый глубокий конституционный и политический кризис со времён окончания Холодной войны. Руководимая Качиньским партия «Право и справедливость» радуется полнотой власти в парламенте, представитель этой партии Анджей Дуда хозяйничает в президентском дворце, а всем дирижирует Качиньски: не имеющий семьи, не знающий ни одного иностранного языка и не пользующийся компьютером человек, который, судя по сообщению издания «Политика», заботится о двух кошках и только в 2009 году получивший впервые счёт в банке.

Этот человек начал борьбу с руководимым Жеплиньским Конституционным трибуналом. Однако последний не остался в долгу. Во время визита в Вильнюс он дал эксклюзивное интервью «Делфи», в котором высказал своё мнение о лидере партии «Право и справедливость», члене парламента и бывшем однокурснике Качинском.

«Я всё ещё вспоминаю его речь в Гданьске, когда он всех нас разделил на тех, кто всегда был и останется коммунистами и на тех, кто являются патриотами и всегда будут с ним. Это было 2006 г. С того времени он много работал в оппозиции и проиграл почти все выборы: местные выборы, выбора в парламент, президентские выборы и выборы в Европарламент. Так вот, любой человек в его ситуации был бы алчущим власти. Они приготовились ловить каждое его слово. Они все взалкали власть», — говорит председатель Конституционного трибунала, каденция которого заканчивается в декабре текущего года.

Оказавшись в прицеле самого влиятельного человека в Польше, прятаться не собирается: «Знают, что после этого интервью он взбесится», — так рассуждает Жеплиньски, но признаёт, что недавно дал польской «Газете Выборча» семичасовое интервью, которое не понравилось главному польскому стратегу.

Что происходит в Польше? Конституционный кризис в Польше произошёл по политическим причинам: перед самыми выборами в парламент, которые происходили в октябре 2015 г., либеральная «Гражданская платформа» назначила 5 судей в Конституционный трибунал. Это Конституционный суд, который в Польше называется «трибуналом». Однако беда в том, что они могли назначить только трёх судей, поскольку каденции двух других до выборов ещё не окончились. Так вот, «Гражданская платформа» сделала нарушение, уходя из власти, захотела оказывать влияние – уже тогда было ясно, что общественное мнение не на стороне этой партии.

Праздновавшая полную победу на выборах, консервативная партия «Право и справедливость» разозлилась таким действием и назначила своих 5 судей, вместо судей от партии «Гражданская платформа». В принципе эта партия могла назначить только двух судей, поскольку трое были назначены легально, и только двое с нарушением правил. Всего Конституционный трибунал насчитывает 15 судей, но теперь из-за злобности и недоговорённостей — сейчас их 18. Мало того, «Право и справедливость» изменила правила работы Конституционного трибунала: решения должны приниматься не простым большинством голосов, а — 2/3, и при принятии решения необходимо присутствие 13 из 15 судей, тогда как раннее необходимо было – 9.

Ещё было желание указать Конституционному трибуналу рассматривать дела только в очередном порядке. На первый взгляд, это выглядит пустяком, однако требование большинства 2/3 означает возможность меньшинству активно блокировать решения. В то же время решение рассматривать дела по очерёдности, по дате их получения, сигнализирует, что дела могут быть рассмотрены и после окончания выборов или после окончания критической ситуации.

В марте 2016 г. Конституционный трибунал решил, что принятые новыми властями изменения противоречат Конституции, а новая власть это решение не признаёт. Сам Жеплиньски вызвал неудовлетворение политиков из партии «Право и справедливость», поскольку, не давал трём назначенным этой партией судьям на рассмотрение дела, назначение которых считает неконституционным. Против председателя Конституционного трибунала было возбуждено досудебное расследование. Председатель Конституционного трибунала не принимает логики Качиньского, но понимает, что таков принцип мышления Качиньского. Самого Качиньского руководитель Конституционного трибунала называет «он» и не называет фамилии.

«Он не в состоянии принять независимую судебную власть, поскольку судебная власть означает для него ограничение его влияния и власти, а он желает радикально изменить общество, государство и его институции. С самого начала его идеей было сконструировать новое государство и новое общество на развалинах коммунизма», — говорит Жеплиньски.

Качиньски и Жеплиньски вместе учились в университете. В 1976 г. Качиньски защитил докторскую диссертацию в Варшавском университете. В 1978 г. докторскую диссертацию в этом же университете защитил Жеплиньски. В 1990 г. он стал габилитированным доктором наук и в 2000 г. профессором Варшавского университета.

Жеплиньски рассказывает, что ещё в 1993 г., когда Качиньски руководил христианскими демократами в Партии центра (Porozumienie Centrum), он хотел утвердить совершенно новым правовым актом конституционный контроль. «Его партия приготовила закон, в котором не было такого определения как Конституционный суд», — говорит собеседник. Когда в 2006 г. Качиньски стал премьером (в то же время его брат близнец Лех Качиньски был президентом), он сразу приготовил проект законодательного акта, согласно которого должны были ограничены возможности Конституционного трибунала.

«Я не принимаю эту логику, но понимаю её. Для политика, который стремиться к абсолютной власти, который имеет идею поменять общество, поменять государство и экономику, это и в самом деле проблема», — говорит Жеплиньски.

Согласно изданию «Политика», Качиньски только один раз отдыхал за границей: это было в семидесятых годах прошлого столетия, когда с братом близнецом Лехом и мамой путешествовали по Украине, посетили родственников в Одессе. Это подтверждает и Жеплиньски: «Ему просто не интересно путешествовать, говорить на иностранном языке». По утверждению председателя Конституционного трибунала, исходя из рассуждений Качиньского, Польша должна быть абсолютно суверенным государством, не находящимся под влиянием Евросоюза. Вместе с тем, Жеплиньски называет основного стратега политической жизни Польши Качиньского «искусным и умным политиком».

Жеплиньски утверждает: «Он имеет легион людей, стремящихся понять его цели, готовых воплотить в жизнь любое его волеизъявление. Он привык думать, что знает, что является добром для его страны. И большая часть людей, которые готовы его поддерживать, может идти за ним». По утверждению председателя Конституционного трибунала, опираясь на утверждения Качинского, Польша должна быть абсолютно суверенным государством, не задетым влиянием со стороны Евросоюза.

По словам собеседника, имеющий ясную перспективу будущего страны Качиньски, но не имевший долгое время власти, не мог претворить её в жизнь. Поэтому он так желает эту власть и поэтому не остаётся места независимости Конституционного трибунала. «В этой связи не говорится о необходимости изменить государство и нацию, но есть желание создать новое. Есть при этом здесь место Конституционном трибуналу? Нет, его нет. Это должно быть что-то наподобие личного консультативного органа советников, который готов удовлетворять его просьбы и отзываться на его мнение. Естественно, он должен был бы иметь возможность отмести любое мнение, которое ему неприемлемо», — говорит Жеплиньски.

Собеседник утверждает, что новые власти Польши представила обществу Конституционный трибунал как тормоз для реформ. Например, власть представила программу «Семья 500+», согласно которой семье ежемесячно выплачивается 500 злотых (около 114 евро) за каждого ребёнка до 18 лет, кроме первого. Людям, особенно не богатым, эта программа очень нравится, однако Качиньски, согласно слов Жеплиньского, пугает общественность – Конституционный трибунал сопротивляется реформам.

«Как уже говорил, это очень умный и хитрый политик. Но он разрушитель, а не созидатель. Созидатель обычно готов сотрудничать с другими с целью воплощения своих идей в жизнь. Не можешь ничего сделать, если отвергаешь идею сотрудничества. Я говорю не только о Конституционном трибунале, но вообще о власти закона в Польше. В Польше работает более 10 500 судей. Это достаточно большой отряд людей, образованные юристы. Конституция гарантирует независимость судебной власти от других ветвей власти. Их работа и обязанность направлена на то, чтобы находить решение в конфликтных ситуациях, создавать социальный мир, согласие между людьми. Такова миссия судебной власти. Предложить людям безопасное, развивающееся общество, в котором есть много конфликтов», — говорит Жеплиньски.

Председатель Конституционного трибунала рассказывает, что принятие правовых актов Польши, подстраивается под расписание дня Качиньского — они принимаются по ночам. «Таков его стиль работы. Это означает, что и члены Сейма должны работать по ночам», — говорит собеседник. Согласно Жеплиньского, Качиньски не доверяет судьям, но это характерно многим людям и нациям. «Существует много анекдотов о судьях», — смеётся председатель Конституционного трибунала, каденция которого оканчивается в декабре.

Имел ли председатель Конституционного трибунала возможность обсудить конституционный кризис в Польше с самим Качиньским? «Те, кто не является его сторонником, не трактуются как равнозначные партнёры. Нет никакого желания разговаривать с врагами», — говорит Жеплиньски.

На вопрос о будущем режима Качиньского, собеседник утверждает, что поляки, как и литовцы, вообще-то не могут терпеть власть и сопротивляются, поскольку такие власти очерчивают, как должна выглядеть жизнь отдельного индивида и всей нации. Жеплиньски говорит, что даже в Вильнюсе встретил польских туристов, которые ему и Конституционному трибуналу высказывали поддержку.

«Они высказали надежду относительно того, что я буду иметь достаточно твёрдости, чтобы защитить независимость Конституционного трибунала. Ясно, что у меня нет ничего, нет ни одного танка. Помните тот известный вопрос Иосифа Сталина? Сколько танковых дивизий имеет Папа Римский? Ни одной. Однако кем является Сталин и кем Папа Римский? Хочу просто сказать, что большая часть образованных поляков знает, что важно для общества».