Министр обороны Германии со своими солдатами в Литве.

Германия затеяла Перестройку в Литве

Взгляд из Калининграда

Шаг за шагом мы становимся свидетелями поглощения Германией литовского какого-никакого, но суверенитета. Автор этих строк уже проводил ряд исторических параллелей событий 2017 и 1939 годов, когда на территории прибалтийского государства вошли немецкие войска (подробнее здесь и здесь). И вот новый интересный поворот.

На минувшей неделе миграционные службы Германии оповестили Литву, что возвращают им ближневосточного беженца. Речь идёт всего лишь об одном человеке – холостом сирийце, которому евросоюзовскими институтами был предоставлен статус беженца с правом проживания в Литве.

Повторюсь, что речь идёт всего лишь об одном человеке, но шум в Литве поднялся такой, будто туда завозят десяток вагонов с арабами. Например, Илма Скуодене из католического общества «Каритас» заявила журналистам, что этот случай – «первая ласточка», свидетельствующая об ужесточении миграционной политики Германии по отношению к Литве. Совершенно правильно мыслит Илма.

Если провести экскурс в историю вопроса, то станет ясным причины маниакального упорства Вильнюса «не засорять» свою землю беженцами-мусульманами, даже несмотря на членство в Евросоюзе. И уж не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понимать последствия торжественного захода солдат Бундесвера в Литву. Теперь, когда немецкие танки и пушки прописались в Литве, Германия, наевшаяся беженцев по самое не хочу, сделает всё, чтобы это «ближневосточное блюдо» вкусили и в своей небольшой прибалтийской колонии. Впрочем, обо всём по порядку.  

В прошлом году Евросоюз настоял, чтобы Литва к сентябрю 2017 года приняла у себя сущие мигрантские крохи – 1105 человек из Сирии, Ирака и Эритреи. Но и эту тыщу наши соседи не спешат выбрать. Пока что, по данным литовского департамента миграции, в самоуправлениях страны обосновались чуть больше десятка беженцев. Почему, спрашивается, Вильнюс упирается в таком славном, толерантном, чисто европейском вопросе, как принятие и содержание арабских мигрантов?

Ответ прост – Прибалтика искренне считает себя последним бастионом белой европейской расы и, видя, во что превратилась Германия после заигрывания со смуглыми беженцами, не хочет удара по лбу о грабли. Отбиваясь от Брюсселя, власти Литвы умело солидаризировались со своим народом. По данным опросов, 46% литовцев решительно против появления арабских беженцев в своей стране, и этими цифрами Вильнюс, естественно козыряет.

Помимо фактора чуждых менталитета и культуры, Вильнюс страшит ещё одна морока, которая пришла исподтишка. Оказалось, что прибывшие в Рукловский центр приема беженцев (к слову, здесь же, в Рукле, разместилось подразделение Бундесвера, что случайным совпадением не назовёшь) немногочисленные ближневосточные ребята неожиданно быстро начали разговаривать на русском языке. Дело в том, что в этом центре много беженцев с Украины, которые мимоходом учат «великому и могучему» своих новых собратьев по общаге. А литовскому языку, как признался инспектировавший центр глава каунасской полиции Дарюс Жукаускас, «мы делаем вид, что обучаем, а на самом деле просто ставим галочку».

Литовские власти понять можно – если мигранты научатся говорить и понимать по-русски и, соответственно, сплотятся с русскоязычным населением и насмотрятся «кремлёвской пропаганды», то на выходе получится неконтролируемая Вильнюсом силища с общественно-политическими последствиями.

И вот всем этим страхам, похоже, суждено сбыться, поскольку Германия исторически последовательно проводила и проводит интервенционистскую политику на завоёванных ей территориях. Ей Богу, перестану уважать немцев, если они, играя с литовцами на русофобии (именно под этот русофобский шумок Берлин ввёл свои войска в Литву), не наводнят «землю Марии» десятками тысяч арабов, высланных, конечно же, из Германии.

…Буквально на днях авторитетный немецкий историк Кристоф Дикманн выступил в литовской прессе, призвав литовцев, по сути, покаяться в зверствах против евреев во время Второй мировой войны. По логике Дикманна, немецко-фашистское отродье, оккупировавшее Литву, не несёт ответственности за массовые расстрелы еврейского населения (на этих землях было убито более 200 тыс. граждан Литвы еврейской национальности).  «Мы виноваты, без немцев не было бы Холокоста, но вы, литовцы, сотрудничали и делали это добровольно», — говорит немецкий историк убийственные для этнополитической Литвы слова.

И далее следуют пожелания, которые советский народ уже слышал в первые годы Перестройки и знает, к чему такие пожелания приводят:

«Нужна смелость, чтобы понять, самокритика — это признак силы, а не слабости. Когда демократическое общество оценивает свои ошибки, оно растёт».

В общем, на наших глазах Германия затеяла Перестройку в Литовской республике. Естественно, под себя. 

  • Alexandr Bobylyov

    Проект Гитлера и Сметоны , известный как «Протекторат Литва» (см. А. Дюков Протекторат Литва), реализован спустя 78 лет.