Гражданка Латвии Лайла Брице с дочкой Катей, которая "изъята" из семьи.
Гражданка Латвии Лайла Брице с дочкой Катей, которая "изъята" из семьи.

Русский евродепутат начал борьбу против британской ювенальной юстиции

Сейчас на контроле у Татьяны Жданок - более 20 петиций из Великобритании, связанных с принудительным изъятием детей от родителей из Латвии, Литвы, Чехии, Словакии, Польши и Болгарии

По статистике Великобритания является одним из рекордсменов среди стран-членов Евросоюза по числу изъятия детей из семьи. В прошлом году в стране было принято пять тысяч соответствующих решений, тогда как в Германии в два раза меньше, притом, что население этой страны – на треть больше. Значительное количество жертв британской ювенальной юстиции составляют приехавшие на заработки иностранцы, преимущественно выходцы из Восточной Европы, незнакомые с местными традициями и законами. Есть даже скандальные примеры, когда детей забирают прямо из родильного дома; под предлогом, что мать якобы будет неправильно растить своего ребёнка. Так что же кроется за действиями социальных служб – реальная забота о благополучии детей, или меркантильная заинтересованность определённых лиц, разбирался эксперт «НьюсБалт» Андрей Солопенко.

Беспрецедентных случаев изъятия детей у иностранцев известно довольно много. В этой связи особо показательно дело гражданина Голландии Евгения Сойфертиса, у которого три года назад власти забрали девятилетнего сына. Сам Сойфертис – отец-одиночка, музыкант высокого уровня, окончивший Московскую консерваторию, в данный момент, проживающий в Лондоне. Однажды он ненадолго оставил сына одного, что по британским законам, пока ребёнку не исполнится 11 лет, строго запрещено. Сын вместе с соседским мальчиком, оставшись без присмотра, играя, развели небольшой костёр на заднем дворе дома. Соседи, почуяв запах дыма, вызвали полицию, пожарных и социальную службу, представители которой быстро забрали ребёнка. Притом, что интересно, второго мальчика, с английскими родителями, не тронули, хотя ясно, что виноваты были оба. Сына Сойфертиса определили в приёмную семью, из которой его удалось вернуть обратно лишь через два года, пройдя многочисленные судебные разбирательства и подключив «тяжёлую артиллерию» в лице Европарламента. Правда, примерно через два месяца, британские ювеналы опять забрали у него сына.

Также показательно другое резонансное дело — гражданки Латвии Лайлы Брице, у которой британские власти отобрали двухлетнюю дочь и отдали её для усыновления в другую семью, закончилось для матери печально. Вся же вина Брице также состояла в том, что она, не дождавшись прихода няни, отправилась на работу, оставив девочку одну. Данное дело было сопровождено многочисленными нарушениями. Начиная с того, что социальные службы обманом вынудили Лайлу Брице подписать согласие на передачу дочери на попечение в приёмную семью, до рассмотрения дела и, заканчивая тем, что британские органы власти не поставили в известность Латвию об изъятии её несовершеннолетней подданной из-под опеки матери, как того требует Венская конвенция 1963 года. Однако, несмотря на это, а также многочисленные протесты общественности, как в Латвии, так и в Великобритании и обращения группы депутатов латвийского Сейма к своим английским коллегам о передаче этого дела под юрисдикцию Латвии – британский суд постановил, что адопция дочери Брице не может быть обращена вспять, и девочка к матери не вернётся.

Данный произвол британских властей заставил Европейский парламент направить в Лондон группу евродепутатов по сбору фактов о деятельности британских органов опеки, инициатива которой принадлежала европарламентарию от Латвии Татьяне Жданок, уже очень долгое время серьёзно занимающейся этой проблемой. Как отметила парламентарий:

«Изучение злоупотреблений служб опеки началось в моём Комитете по петициям после обращения ко мне родителей из Латвии, попавших в жернова ювенальной юстиции в разных странах Западной Европы. Изначально депутаты не собирались ставить под сомнение целесообразность самого института ювенальной юстиции. В теории всё выглядит пристойно – ребёнок это часть общества, а значит все мы заинтересованы в том, чтобы государство спасало детей от неадекватных родителей – пьяниц, насильников и драчунов. Однако в реальности оказалось, что органы опеки в Западной Европе часто «спасают» детей от абсолютно нормальных родителей, и особую слабость питают именно к иммигрантам из Восточной Европы».

Действительно, по словам Жданок, в данный момент на контроле в её комитете находятся более 20 петиций из Великобритании, связанных с принудительным изъятием детей от родителей, и посылают их преимущественно живущие на «Туманном Альбионе» граждане таких стран как Латвия, Литва, Чехия, Словакия, Польша и Болгария.

По результатам евродепутатской проверки подтвердилась информация о финансовой заинтересованности ряда лиц в изъятии детей от биологических родителей и передаче их в приёмные семьи. Как оказалось для таких семей эти дети служат источником получения пособий, которое на одного приёмного ребёнка составляет тысячу фунтов в неделю. Кроме этого, за период временного, как бы испытательного нахождения ребёнка в чужой семье, опекунам тоже начисляются деньги. В то же время большинство опекунов – это небогатые люди, для которых получаемые деньги являются дополнительным доходом, позволяющим вести довольно сносное существование. Также и органы опеки за каждого изъятого ребёнка, получают определённое финансирование, а сотрудники социальных служб – приличную прибавку к жалованию. Вследствие этого можно утверждать, что очень большое количество людей является заинтересованными в сохранении системы и ничего не хотят в ней менять.

В то же время для искоренения этой порочной практики и способствования открытости процесса Татьяна Жданок предложила ряд конкретных предложений, направленных на изменение ситуации. В частности, она считает, что Евросоюз должен обязать страны-члены ЕС предоставить родителям, дети которых изымаются социальными службами, право выбора юрисдикции суда, в котором будет рассматриваться их дело – либо в стране проживания, либо в стране своего гражданства. Кроме этого, по её мнению, необходимо, чтобы о таких случаях сразу же сообщалось в посольство соответствующего государства, тогда как сейчас это, вопреки Венской конвенции, практически не делается. Решение по поправкам Жданок, Европарламент должен принять в этом году, и можно предположить, что дебаты по ним обещают быть бурными, как и возможное противодействие со стороны Великобритании.

Также не исключено, что и некоторые страны Восточной Европы, входящие в ЕС, которые по идее должны поддерживать эти поправки, могут саботировать их принятие. Так по данным Министерства юстиции Латвии, только в прошлом году насчитывалось 19 случаев, когда у граждан Латвии, проживающих в Великобритании, социальные службы изъяли детей и не известили об этом латвийскую сторону. Посольство Латвии должно пытаться решать эту проблему, однако о его деятельности в этом вопросе ничего не слышно. Также показателен случай произошедший с эстонской семьёй, у которой изъяли сына, а до посла Эстонии в Лондоне удалось достучаться только после вмешательства депутата Европарламента Яны Тоом.

Вследствие этого, ясно видно, что государства, которые должны защищать своих граждан, этого не делают, а решение проблем, возникших с их детьми – дело самих граждан. Уехавшие на заработки граждане Латвии и Эстонии своим странам не нужны, что и понятно, ведь чем меньше здесь останется людей, тем лучше будут показатели занятости населения и меньше нагрузка на социальный бюджет. Тогда как вернувшимся в страны Прибалтики семьям с детьми нужно будет платить пособия. Властям выгодно, чтобы их маленькие граждане жили в Великобритании или других странах Западной Европы, поэтому стараться вернуть их, они особо не будут, тем самым поддерживая британский «детский бизнес».