Исторический кретинизм у некоторых калининградцев.

Кёнигсбергские дурачки

Пришла пора бойкотировать исторических профанов в Калининграде

Несколько дней назад в калининградских соцсетях развернулась очередная виртуальная баталия на тему реанимации германской топонимики. Поводом послужило решение властей курорта Зеленоградска убрать с городских часов кованую надпись Cranz (название населённого пункта до 1945 года). Буквы заменили на композицию — кошка гонится за мышкой — в соответствии с новой концепцией туристической привлекательности Зеленоградска. Как известно, калининградский курорт — единственный в России, где работает котошеф — официально устроенный человек, заботящийся о городских кошках. Есть в курортном местечке и музей кошек — «Мурариум». Ещё ранее зеленоградские власти предложили избавиться от немецкого герба, доставшегося российскому городу от нацистского военного преступника Коха (подробнее здесь), заменив символ на изображение всё той же кошки.  

Было и стало в Зеленоградске. Иллюстрации: vk.com/typikal

Но демонтаж новодельной надписи на немецком языке ожидаемо пришёлся не по вкусу части местной блогобратии, которая увидела в этом «удар по истории». Тон задал администратор группы «Типичный Калининград» в социальной сети «ВКонтакте»:

«В Зеленоградске продолжают бороться с германизацией. Со старинных часов убрали надпись Cranz, которая появилась там после реставрации год-полтора назад. То многовековой герб меняют по просьбе бизнесменов, то вот такое. Забавно, конечно, что антигерманизаторы оживились аккурат после 2014 года».

Обратите внимание, как администратор «Типичного Калининграда» пытается политизировать тему, вначале обманывая своих подписчиков о «многовековой» истории символа (на самом деле герб Кранцу был пожалован в 1937 году обер-президентом провинции Восточная Пруссия всё тем же нацистским выродком Кохом), а затем делая прозрачный намёк на Крымскую весну, причём явно не в положительном ключе. Ну это так, к слову. Важнее проанализировать причины и последствия «любви» части россиян к ушедшей германской топонимики. 

Итак, в мировой истории общеизвестно и не обсуждаемо правило: становившиеся геополитическими трофеями города или регионы меняли названия. Чаще всего, это касалось приграничных населённых пунктов, например, на европейском континенте. Примеров — тьма, достаточно набрать в интернете ЛЮБОЙ приграничный город, попавший в мясорубку Первой и Второй мировой войн. Переименование на свой национальный лад означало то, что объект символически застолблен за тем или иным государством, народом.

Вот прямо пройдёмся сверху вниз по карте. Был русский Ревель стал эстонский Таллин, был русский Юрьев, стал эстонский Тарту. Была русская Либава, стал латышская Лиепая. Был германский Мемель, стала литовская Клайпеда. Были германские Данциг, Алленштайн, Бреслау, Гинденбург, Свинемюнде и т.д., стали польские Гданьск, Ольштын, Вроцлав, Забже, Свиноуйсьце. Был во времена Габсбургской монархии Лемберг, стал польский, а затем украинский Львов. Был австро-венгерский Райхенберг, стал чешский Либерец.

У всех выше перечисленных европейских государств сегодня в ходу только современное топонимическое имя, которое соотечественники произносят с гордостью, поскольку за право жить в этих городах были отданы жизни предков. И одновременно лица, которые пытаются оперировать прежними названиями, мгновенно порицаются общественностью либо как коллаборационисты, либо как маргиналы от истории. Третьего не дано. И только в российской Калининградской области возникла сплочённая клика, которая кичится «Кёнигсбергом», выставляя несуществующий город как своё место жительства и смея оскорблять здравых людей, которые гордятся именем «Калининград».

Редакция «НьюсБалт» связалась с депутатом горсовета Клайпеды Вячеславом Титовым и спросила — много ли в литовском сегменте соцсетей клайпедчан, которые в графе «Место жительства» пишут: Memel?

«Посмотрел в «Фейсбуке», место проживания «Мемель» отсутствует», — сказал Титов.

Но «Мемель» живёт в «Фейсбуке». Например, есть закрытая группа с таким названием, которую ведёт гражданин из Германии Иоахим Ребушат (Joachim Rebuschat). Этакая «ностальгическая», а на деле с реваншистским душком группа, на которую, кстати, подписаны калининградские «кёнигсбержцы».

ТАКЖЕ ПО ТЕМЕ: «ЖИВЁШЬ В „КЁНИГСБЕРГЕ”? В БАН!»

Редакция «НьюсБалт» связалась с польским политологом Матеушем Пискорским из города Щецин (до войны это был германский Штеттен).

«Такие люди есть, например, кто пишет в соцсетях не Щецин, но Штеттен. Однако их не так много и это, в основном, малообразованные люди. Но их понять можно, поскольку современная польская власть построила свою историческую версию на резком отрицании всех достижений Польской Народной Республики. И такие люди пытаются найти другие исторические корни. Например, немецкие. Конечно, это неправильно. Ведь и Шецин, и Гданьск лежали после войны в руинах. Эти и другие города восстанавливали с нуля не немцы, а поляки, прибывшие из разных частей ПНР. Это и есть самая настоящая польская история, которую нужно развивать». 

Из слов Пискорского следует один сногсшибательный вывод: если части российской элиты удастся полностью «десоветизировать» страну (а вялотекущая десоветизация, т.е. презрение к достижениям советского времени, демонтаж советских символов и т.д., в нашем государстве идёт давно),то  Калининградская область потеряет ключевую историческую подпитку, и смерть российского эксклава неминуема. 

Бойкот Н. Долгачёва.

Поэтому «НьюсБалт» предлагает поддержать идею бойкота «кёнигсбержцев». Как минимум, в соцсетях. Первым это уже сделал тележурналист Николай Долгачёв, написавший на своей странице в «Фейсбуке» несколько дней назад:

«Друзья калининградцы, земляки! Люблю вас крепко, прямо обожаю. Землячество это круто! Поэтому те, кто живет в Königsberg, удаляйтесь лучше из списка сами))) Я из Калининграда. Кого найду из «параллельной реальности» — в бан».

Сегодня необходимо на всевозможных интернет-площадках, в публичном пространстве и на кухнях подвергнуть политической инвективе подобных жителей бергов, бургов и прочих кранцев. Пора открыто сказать, что это маргиналы, фрики и дурачки, позорящие нашу историю.

Нам не по пути с кёнигсбергскими дурачками.